73 visitors think this article is helpful. 73 votes in total.

Ревматоидный артрит лечение, новые

Моноклональные антитела препараты при лечении артрита

Лечение ревматоидного артрита; Препараты. При лечении. моноклональные антитела. 12-76 ( NHLBI – National Heart, Lung, and Blood Institute) , , , 1 . , B, C D ( IWF – International Working Formulation) , A (58 12% ); 5 – , 7 (53 38%) – , ( 3 .) (53 36% ).

Next

Моноклональные антитела препараты при лечении артрита

Тем не менее в целом результаты лечения РА до недавнего времени не внушали оптимизма. Так, монотерапия ни одним из базисных препаратов не позволяла добиться регресса симптоматики РА на % критерий ACR хотя бы у половины больных рис. . Даже при применении современных схем. Классические антитела — это белки-иммуноглобулины, которые вырабатывает иммунная система, чтобы они связывались с антигенами (чужеродные клетки, микробы и др.) и приводили к их гибели. Только некоторые их рецепторы обладают отличными от здоровых клеток антигенными свойствами. Поэтому были разработаны моноклональные антитела, которые избирательно соединяются с чужеродными рецепторами клетки опухоли и приводят к ее гибели, тормозят рост или маркируют для последующей лучевой терапии. Например, у клеток некоторых видов опухолей есть антигены РЭФР (рецепторов эпидермального фактора роста). Если обычный фактор роста присоединяется к рецептору, скорость деления раковых клеток увеличивается. Моноклональные антитела препарата цетуксимаб (Erbitux®) закрепляются на РЭФР, не давая факторам роста к ним присоединиться, и таким образом угнетают рост опухоли. Для решения вопроса о целесообразности назначения цетуксимаба онкологи проводят тесты, определяющие количество РЭФР у клеток опухоли. В настоящее время применяют ритуксимаб (мабтера), трастузумаб и другие моноклональные антитела для лечения рака. Клинические исследования доказывают перспективу использования радиоиммунотерапии моноклональными антителами при миелоидных опухолях (лейкозы, лимфомы). Например, ибритумомаб (зевалин) наряду со свойствами антитела усилен радиоактивными изотопами, которые дополнительно повреждают опухоль. Эффективность моноклональных антител при солидных опухолях оставляет желать лучшего. Это связано с трудностями проникновения антител вглубь опухоли. Эффективность и широкое внедрение моноклональных антител в клиническую практику ограничивают 2 обстоятельства: В целом иммунотерапия моноклональными антителами в онкологии обладает несомненной эффективностью, сопоставимой с химиотерапией (при некоторых опухолях) и значительно меньшей токсичностью. Применяются комбинированные схемы лечения цитостатиками с иммунотерапией антителами.

Next

Моноклональные антитела препараты при лечении артрита

Моноклональные антитела – препараты и цена Моноклональные антитела могут быть как полностью человеческого происхождения, так и содержать животные компоненты. Резкий поворот произошёл в современной ревматологии, области медицины, от которой зависят здоровье и жизнь миллионов людей. Академик РАМН Евгений Львович Насонов, директор НИИ ревматологии РАМН, рассказывает о совершенно новых подходах к лечению ревматоидного артрита. В 2000 году профессор Университетского колледжа Лондона Джонатан Эдвардс проводил клинические испытания нового лекарственного средства под названием «ритуксимаб». С химической точки зрения это вещество представляет собой «химерные моноклональные антитела»: полученные методом генной инженерии, они вырабатываются клетками лабораторной мыши, но содержат фрагменты человеческих антигенов, отвечающих за отторжение чужеродных белков. Препарат прописали больному с онкологическим заболеванием — лимфомой. Но у терапии обнаружился побочный эффект, ставший настоящим открытием в медицине. После окончания лечения признаки артрита у больного исчезли. Эдвардс догадался, что терапевтический эффект препарата связан с подавлением выработки цитокинов — пептидных молекул, поддерживающих хронический воспалительный процесс. Нужно сказать, что открытие Эдвардса, опубликованное в научной прессе, энтузиазма у коллег не вызвало. Учёному довольно долго пришлось преодолевать недоверие медицинского сообщества. Последующие эксперименты показали чрезвычайно высокую эффективность нового препарата при лечении ревматоидного артрита, а чуть позже и системной красной волчанки. orfanus — сирота), число которых варьируется в пределах 100—200 случаев на миллион населения, а есть занимающие промежуточное положение между ними и распространёнными. Согласно статистике Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), только в Европе около 100 млн человек страдают от различных ревматологических заболеваний. Именно им сегодня медицина уделяет всё большее внимание. В США насчитывается около миллиона больных системной красной волчанкой, в России — сотни тысяч. Ревматические заболевания вообще один из наиболее серьёзных факторов, влияющих на качество жизни и вызывающих утрату трудоспособности. Не случайно по объёму средств, которые затрачиваются в мире на разработку лекарств, ревматология лишь незначительно уступает онкологии — 40% против 50% (только 10% средств тратится на борьбу с прочими заболеваниями). Причина в особенности нашей медицинской статистики. Учёт ведётся, прежде всего, по наиболее опасным для жизни заболеваниям. Несколько лет назад мы в своём институте инициировали исследование: в 10—15 крупных городах пациенты с болями в суставах обязательно направлялись к ревматологу. И тогда обнаружилось, что распространённость ревматоидного артрита (одного из наиболее тяжёлых ревматических заболеваний) у нас точно такая же, как и во всём мире. Такая же картина и с прочими ревматическими заболеваниями. В какой-то момент организм начинает вырабатывать антитела, атакующие собственные белки, инициируя хронический воспалительный процесс. Причины возникновения таких аутоиммунных заболеваний до сих пор остаются неясными — на этот счёт существует лишь ряд гипотез. В их лечении использовались различные противовоспалительные препараты и в первую очередь глюкокортикоидные гормоны, открытие которых в 1948 году качественно изменило судьбу миллионов безнадёжно больных. Однако после десятков лет их применения врачам стала очевидна необходимость поиска новых средств борьбы с недугом. Действие глюкокортикоидов весьма широкое и подобно своего рода «бомбардировке по площадям». Но в большом числе случаев вот такое глобальное воздействие на иммунную систему отнюдь не лучший путь, поскольку может привести к развитию очень тяжёлых осложнений. Именно поэтому в ревматологии поиск препаратов избирательного действия приобрёл решающее значение. Длительное время врачи были вынуждены действовать методом проб и ошибок: назначать один препарат, если он не помогал, назначать новый и так далее до получения положительного результата. Кроме того, стали более понятны механизмы развития воспаления при ревматических заболеваниях. И соответственно появились новые лекарства, позволяющие избирательно поразить именно эти мишени. Новые формы лекарственных препаратов представляют собой генно-инженерные моноклональные (синтезированные одним клеточным клоном) антитела, по структуре сходные с антителами человека. По этой причине их применение значительно — на порядки, снижает риск развития осложнений в процессе лечения. За последние десять лет в мире было создано шесть генно-инженерных препаратов моноклональных антител. Ещё в конце 1990-хгодов ревматологи не могли предположить, что перемены произойдут настолько быстро и их результаты окажутся настолько эффективными. Если новые лекарства применять на ранней фазе заболевания, они могут вызвать то, что ранее было почти недостижимо: длительную ремиссию и даже (у некоторых пациентов) полное излечение. В организме человека существует группа веществ-медиаторов — цитокинов. Они вырабатываются клетками иммунной системы, в первую очередь лимфоцитами, и некоторые из них обладают провоспалительной активностью. Само по себе воспаление — это защитная реакция организма на травму, вирусную или бактериальную инфекцию. Чтобы побороть их, синтез воспалительных медиаторов необходим. В этом случае действие цитокинов следует считать положительным. Но проблема в том, что у пациента с ревматоидным артритом воспаление инициируется не чужеродными, а собственными белками и очень быстро переходит в хроническую фазу. Хроническое воспаление возникает под воздействием целого ряда факторов, не все они до сих пор выявлены. Причём эти цитокины не только сами по себе вредят организму, но и запускают механизм продуцирования других провоспалительных веществ. До самого последнего времени ревматологи «увлекались» антицитокиновой терапией. То есть главными врагами считались именно медиаторы воспаления цитокины, а не вырабатывающие их клетки, например В-лимфоциты (или В-клетки). Конечно же, самим В-клеткам тоже уделялось немало внимания. Моноклональные антитела блокируют не цитокины, а сам процесс их выработки B-лимфоцитами. Прерывается биохимическая цепочка — одновременно подавляется выработка и других медиаторов воспаления. Воспалительный процесс прекращается, и происходит это в результате избирательного, «точечного» воздействия на источник провоспалительных веществ, а не массированной атаки на иммунные системы, как при использовании глюкокортикоидных препаратов. Как уже было сказано, первым препаратом нового класса, получившим широкое применение за рубежом и в нашей стране, стал ритуксимаб. Институт ревматологии уже четыре года ведёт специально созданный регистр больных системной красной волчанкой, которым было назначено это лекарство. И теперь на основании многочисленных наблюдений мы имеем возможность сделать совершенно определённые выводы. Препарат помогает очень тяжёлым больным, состояние которых другие средства и методики (например, экстракорпоральное очищение крови) существенно не улучшили. Кроме того, новый метод лечения вызывает намного меньше осложнений. Теперь, когда появляются всё новые моноклональные антитела, в ревматологии возникла концепция персонифицированной медицины — индивидуальной терапии, ориентированной на лечение конкретного заболевания конкретного пациента, что раньше в принципе было невозможно. Вот тут-то огромную роль играют новые методы диагностики, позволяющие точно определить характер заболевания, на самой ранней стадии понять, какой именно спектр нарушений иммунной системы преобладает, и в зависимости от этого выбрать именно тот препарат, который поможет больному. Это самая актуальная, самая амбициозная цель современной ревматологии. К величайшему сожалению, в нашей стране новые препараты для ревматологии на основе моноклональных антител не создаются и не производятся. Процесс создания и выведения такого препарата на рынок — чрезвычайно сложная задача, требующая колоссальных финансовых вложений, длительных и дорогостоящих клинических испытаний и высокого научного потенциала, который за последние десятилетия в России был утрачен. Но мы принимаем активное участие в международных клинических проектах по испытаниям новых лекарств. Сейчас в НИИ ревматологии испытывается более 40 различных веществ нового класса. Это большие международные программы, которые осуществляются по стандартным правилам, сложившимся в мире последние 30 лет. Они инициируются крупнейшими фармакологическими компаниями и рассчитаны на довольно длительный период — 5—7 лет. Надо сказать, что при всех сложностях финансирования здравоохранения сейчас в России сегмент дорогостоящих, инновационных методов лечения поддерживается государством. И в результате мы уже имеем свой собственный вполне успешный опыт использования шести новых препаратов. Для оценки эффективности и безопасности новых методик мы создаём российский регистр больных с различными ревматическими заболеваниями, в базу данных которого входят все пациенты от Дальнего Востока до Калининграда. Вообще, подобные регистры существуют во всех развитых странах мира как неотъемлемый компонент медицинской помощи. В Дании, например, регистр охватывает до 95% пациентов, получающих лекарства. Пока мы таким охватом похвастаться не можем, но уже в 80 крупных клиниках и больницах по всей стране существуют Центры терапии генно-инженерными биологическими препаратами, тесно связанные с нашим институтом. Конечно, мы отчётливо представляем, что речь вовсе не идёт о панацее: определённый процент больных, которым новые лекарства помогают недостаточно, присутствует всегда — однако такого мощного скачка в лечении тяжёлых, потенциально смертельных случаев в ревматологии не было со времени появления глюкокортикоидных гормонов. Борьба с ревматическими заболеваниями сегодня не ограничивается разработкой медикаментозных средств. Операции по замене поражённых суставов — коленных, тазобедренных — искусственными стали вполне обычными. В США ежегодно проводится до 400 тысяч подобных операций, восстанавливающих подвижность и возвращающих больных к полноценной жизни. У нас количество таких операций меньше, но число их увеличивается с каждым годом. Искусственные суставы в принципе мало чем отличаются от естественных и нормально функционируют на протяжении всей последующей жизни. Это очень важно, поскольку больные ревматоидным артритом, как правило, имеют немало сопутствующих заболеваний, когда общий наркоз крайне нежелателен. За счёт этого количество противопоказаний к хирургической помощи снизилось до нуля. Сейчас разработаны методы, позволяющие оперировать практически все суставы, поскольку состояние любого из них — вопрос качества жизни человека. У нас есть больные, которым приходилось заменять не один, а пять-шесть суставов, и пациент не только возвращался к нормальной жизни, но и возобновлял занятия спортом. Примерно половина из них связана с нарушениями функционирования иммунной системы. Одно из самых тяжёлых — классическое аутоиммунное заболевание системная красная волчанка, при котором в отличие от прочих недугов этого класса поражаются практически все органы и системы. Точный диагноз больному может поставить только специалист на основе исследований. Поэтому к врачу следует обращаться при первых же признаках недомогания. Однако сегодня медицина совершенно определённо называет два важнейших фактора: избыточный вес и курение.

Next

Моноклональные антитела препараты при лечении артрита

Моноклональные антитела МАТ, как работают, принцип действия и лечение. Где применяют и. Ревматоидный артрит (РА) относится к числу наиболее распространенных и тяжелых хронических воспалительных заболеваний человека, которое в отсутствие эффективной терапии приводит к быстрой инвалидизации и сокращению продолжительности жизни пациентов [1,2]. Однако в последние годы взгляд на РА как на потенциально неизлечимое и прогностически неблагоприятное заболевание пересматривается [3,4]. Это послужило основанием для широкого внедрения в клиническую практику ингибиторов ФНО–a, к которым относятся химерные (инфликсимаб) и полностью человеческие антитела к ФНО–a и др. [8,9], и рекомбинантный рецепторный антагонист ИЛ–1. Применение этих препаратов, в первую очередь ингибиторов ФНО–a, позволило добиться поразительных успехов в лечении РА, которые были недостижимы при применении «стандартных» химических БПВП и глюкокортикоидов. Тем не менее остается немало пациентов, которые резистентны к ингибиторам ФНО–a, имеют серьезные противопоказания к их применению, а у ряда больных могут развиться тяжелые побочные эффекты. Кроме того, РА весьма гетерогенное с точки зрения патогенетических механизмов заболевание, а гиперпродукция ФНО–a является хотя важнейшим, но далеко не единственным механизмом воспаления и тканевой деструкции при РА. Действительно, РФ, представляющий собой аутоантитела, специфически реагирующие с константным участком Ig G1, обнаруживается в сыворотках более чем 80% страдающих РА, а «серопозитивность» по РФ ассоциируется с тяжелым течением и неблагоприятным прогнозом. РФ (РФ–содержащие иммунные комплексы) обладают выраженным патогенным потенциалом. С другой стороны, данные экспериментальных исследований свидетельствуют о фундаментальной роли В–лимфоцитов в иммунопатогенезе РА. Например, при изучении экспериментального артрита у мышей с тяжелым комбинированным иммунодефицитом (NOD–SCID), развивающимся при переносе синовиальной ткани от пациентов с активным РА, было показано, что В–лимфоциты участвуют в активации CD4 Т–клеток по Th1 типу в воспаленной синовиальной ткани, выполняя функцию специфических антиген–презентирующих клеток. В–клетки, синтезирующие РФ, обладают уникальной способностью взаимодействовать с иммунными комплексами и «презентировать» широкий спектр аутоантигенов, а активированные В–клетки экспрессируют ко–стимуляторные молекулы (B7 и CD40), необходимые для полноценной активации Т–клеток. Обсуждается и эффекторная роль В–клеток в развитии суставной деструкции при РА, которая реализуется за счет синтеза «провоспалительных» цитокинов (ФНО–a, ИЛ–1 и лимфотоксин), а также ИЛ–6 и ИЛ–10, которые оказывают дополнительное стимулирующее действие на В–лимфоциты. Все это вместе взятое послужило теоретической базой для изучения эффективности препарата ритуксимаб (Маб Тера®, «Ф. Хоффманн–Ля Рош Лтд.» (Швейцария)), который представляет собой генноинженерные химерные высокоаффинные моноклональные антитела к поверхностным рецепторам В–лимфоцитов – CD20 (человеческий Ig G каппа и фрагмент мышиных анти–CD20 антител IDEC–C2B8) при РА и других аутоиммунных ревматических заболеваниях [12,13] (рис. Напомним, что в процессе созревания от стволовых клеток в плазматические клетки В–лимфоциты проходят несколько последовательных стадий, для каждой из которых характерна экспрессия определенных дифференцировочных мембранных антигенов. CD20 – клеточный мембранный антиген, экспрессия которого характерна для «ранних» и зрелых В–лимфоцитов, но не стволовых, «ранних» пре–В, дендритных и плазматических клеток (рис. Уникальная роль CD20, как мишени для фармакологических воздействий, связана с несколькими обстоятельствами. CD20 не высвобождается с мембраны В–лимфоцитов и поэтому не присутствует в свободной (циркулирующей) форме, которая потенциально может препятствовать взаимодействию анти–CD20 антитела с мембранной CD20 молекулой. CD20 не экспрессируется на стволовых, «ранних» пре–В и плазматических клетках. Поэтому удаление CD20 В–лимфоцитов, не нарушает В–клеточный иммунный ответ. Полагают, что действие ритуксимаба заключается в удалении В–лимфоцитов, которое реализуется за счет комбинации нескольких механизмов, включающих комплемент–зависимую клеточную цитотоксичность, антитело–зависимую клеточную цитотоксичность и индукцию апоптоза [14]. В настоящее время проведены многочисленные исследования, подтвердившие высокую эффективность ритуксимаба при РА, как у больных, резистентных к терапии «стандартными» БПВП, так и ингибиторами ФНО–a [15–24], характеристика которых частично представлена в наших предыдущих публикациях [15]. Особый интерес представляют результаты 3 международных многоцентровых РКИ (табл. 1), результаты которых послужили основанием для регистрации ритуксимаба для лечения РА в США (FDA), странах Западной Европы (EMEA) и России, в первую очередь у пациентов, не «отвечающих» на лечение ингибиторами ФНО–a. В первое РКИ вошел 161 пациент с активным РА, несмотря на лечение не менее 5 БПВП, включая метотрексат (МТ) [22]. При этом одним из критериев включения была сохраняющаяся активность РА на фоне лечения МТ в дозе менее 10 мг/нед. Пациенты были рандомизированы на 4 группы: группа 1 – только МТ ( 10 мг/нед.); группа 2 – только ритуксимаб (1 г 2 раза на первый и 15 день); группа 3 – ритуксимаб в той же дозе в сочетании с циклофосфамидом (ЦФ) (750 мг на 3 и 17 дни); группа 4 – ритуксимаб и МТ. У пациентов, получавших комбинированную терапию, эффективность терапии (число пациентов с ответом по ACR50) была достоверно выше, чем у пациентов, получавших монотерапию МТ (p3,7) составило соответственно 50% в группе, получавшей МТ и 18% – ритуксимаб. Все пациенты получали глюкокортикоиды в течение первых 17 дней испытания (общая доза 910 мг: метилпреднизолон в/в 100 мг в сутки 1, 3, 15 и 17, в сочетании с преднизолоном п/о 60 мг/сут. К 48 неделе в группах пациентов, получавших ритуксимаб, эффект по ACR50 был существенно выше, чем у пациентов, получавших монотерапию МТ (p=0,002). В процессе лабораторного исследования в динамике было установлено, что лечение ритуксимабом приводит к быстрому и стойкому снижению титров РФ, а также CD19 клеток (отражает «истощение» В–клеток). Примечательно, что несмотря на снижение числа В–лимфоцитов, существенного уменьшения концентрации основных классов иммуноглобулинов (Ig G, Ig A, Ig M) у пациентов, получавших ритуксимаб, не отмечено. В РКИ DANCER (Dose–ranging Assessment International Clinical Evaluation of Rituximab in RA) [23] вошли пациенты с серопозитивным по РФ умеренно тяжелым и тяжелым РА, которые были резистентны, по крайней мере, к одному БПВП (включая ингибиторы ФНО – 27–32%) и с недостаточной эффективностью МТ. Больные были разделены на 3 группы, одна из которых получала монотерапию МТ (n=122), а две других – комбинированную терапию МТ и ритуксимаб в различных дозах (123 и 122 пациента). Кроме того, специально исследовалась эффективность глюкокортикоидной терапии в виде внутривенного или комбинированного введения. Было установлено, что комбинированная терапия МТ и ритуксимабом достоверно эффективней монотерапии МТ.

Next

Моноклональные антитела препараты при лечении артрита

Моноклональные антитела при псориазе – группа препаратов, направленных на борьбу с заболеванием путем узконаправленного действия на ее причины. Актуальность Что такое ревматоидный артрит и что такое биологические препараты? Мелкие суставы ваших рук и ног обычно поражаются в первую очередь. В настоящее время ревматоидный артрит считают неизлечимым заболеванием, поэтому лечение направлено на уменьшение боли и скованности и улучшение способности двигаться. Усталость является важным симптомом у людей с ревматоидным артритом. Однако, не существует консенсуса относительно наиболее эффективного метода лечения усталости. В ряде исследований были изучены эффекты модификаторов биологического ответа (биопрепаратов) при ведении лиц с ревматоидным артритом и с сопутствующими симптомами, такими как усталость. Мы провели настоящий обзор для оценки влияния этих методов лечения на усталость у взрослых с ревматоидным артритом. Характеристика исследований Мы провели поиск всех исследований, опубликованных до 1 апреля 2014 года, и нашли 32 соответствующих исследования. А также, было найдено 12 исследований, в которых изучалось пять не-анти-ФНО биопрепаратов (абатацепт, канакинумаб, ритуксимаб, тоцилизумаб и анти-интерферон гамма моноклональных антител). Основные результаты В общей сложности, 9 946 участников принимали биопрепараты и 4 682 участника получали стандартное лечение. Все, кроме двух исследований были рандомизированными плацебо-контролируемыми исследованиями, которые являются золотым стандартом с точки зрения качества исследований. В начале некоторых исследований, участники могли получать стандартное лечение ревматоидного артрита. В этом случае исследователи добавляли биопрепараты или плацебо-терапию к стандартному лечению. В целом, лечение биопрепаратами привело к небольшому или умеренному снижению усталости по сообщению пациентов (уменьшение на 9 единиц по шкале 0-52) по сравнению с уменьшением на 3 единицы у участников, принимавших плацебо. Пока неясно, обусловлено ли это улучшение снижением общей активности заболевания, прямым действием биопрепаратов или каким-то другим механизмом. Координация проекта по переводу на русский язык: Cochrane Russia - Кокрейн Россия (филиал Северного Кокрейновского Центра на базе Казанского федерального университета). В некоторых исследованиях не были включены все рандомизированные участники, поэтому мы оценили качества доказательств как среднее, а не высокое.

Next

Иммунотропные препараты на основе моноклональных антител.

Моноклональные антитела препараты при лечении артрита

Чем же моноклональные антитела отличаются от обычных, поликлональных, антител, которые продуцируются в организме млекопитающего например. ревматоидный артрит; ведутся клинические испытания по использованию Этанерцепта в лечении других аутоиммунных заболеваний, при которых. Понятие «артрит» включает группу заболеваний суставов, сопровождающихся болью, отеком, воспалительными процессами. Локализованная форма заболевания – моноартрит – нередко предшествует генерализованному поражению костной ткани (полиартрит). Зачастую диагностируются артрит, артроз коленного сустава, поскольку оба вида патологических изменений имеют схожие патогенетические и этиологические принципы развития. Полиэтиология возникновения артрита коленного сустава включает разнообразие причин и факторов, способных повлиять на его появление. Неинфекционные артриты могут развиваться вследствие дегенеративных изменений суставного хряща, например в силу возрастных изменений или травмирования области коленного сустава. Нередко причиной артритов становится обусловленное иммунологическими факторами воспаление прилегающих тканей. Механизм развития заболевания в этом случае схож с прочими аутоиммунными процессами в организме и включает патологическую активацию Т-лимфоцитов, а также дефицит противовоспалительных антагонистов. Провоцирующими факторами, способствующими проникновению инфекции в сустав и развитию артрита, становятся: Классификация артритов коленного сустава предполагает выделение дистрофических, травматических, инфекционных и вторичных форм заболевания. Наиболее часто встречающиеся из них: Для ревматоидного артрита характерно поражение правого и левого коленного сустава, а также прочих суставных групп; к симптоматике нередко присоединяются субфебрильная лихорадка, повышенная утомляемость. При длительном течении заболевания могут формироваться кисты Бейкера, происходить вальгусные девиации сустава, а также атрофия мышц, нарушение подвижности сухожилий. При инфекционных артритах коленного сустава наблюдается повышение температуры тела (до 39 градусов), сильный отек колена, мигрирующие боли в суставах по всему телу, проявления дерматитов (особенно часто – при гонорейном артрите). Нередко выбухание накопившегося экссудата настолько выражено, что распространяется на голень с внешней или внутренней стороны конечности. Отличительным симптомом подагрического артрита является ухудшение состояния больного после принятия алкоголя; некоторые виды артрита вызывают синюшность или багровые пятна на кожных покровах. Ревматоидный артрит зачастую начинается именно с поражения коленных суставов, при этом в течение короткого промежутка времени охватывает локтевые, лучезапястные, фаланговые и прочие группы суставов. Необходимо отказаться от употребления кофе и крепкого черного чая, алкоголя, большого количества соли, рафинированных и консервированных продуктов, а также копченостей и пищи, содержащей консерванты и усилители вкуса.

Next

Моноклональные антитела препараты при лечении артрита

В случае ревматоидного артрита при. при лечении. Моноклональные антитела к. Их список, наряду со злокачественными опухолями, ВИЧ-инфекцией, диабетом дополняет и ревматоидный артрит, о средствах лечения которого пойдет речь в этой публикации. Ревматоидный артрит – это воспалительная патология аутоиммунного характера, которая разрушает суставы, а на поздних стадиях внутренние органы. В силу каких-либо факторов (генетика, косвенное влияние инфекций и др.) иммунитет становится чрезмерно активным, начиная поражать здоровые клетки, распознавая их на молекулярном уровне как чужеродные. Основу терапии составляют НПВС, кортикостероиды и базисные препараты. Группа НПВС – это препараты выбора, их назначают в первую очередь, поскольку в сравнении с базисными и гормональными средствами они имеют меньше побочных эффектов. Они выпускаются в форме капсул, таблеток, растворов для инъекций и мазей. Действие – угнетение медиаторов воспаления и купирование болевого синдрома. Самые известные препараты: Кортикостероиды оказывают более выраженное противовоспалительное действие и облегчают боль в суставах. К ним относятся соли золота, сульфаниламиды и цитостатики (Азатиоприн, Метотрексат, Сульфасалазин). Из-за негативного влияния на организм их назначают с осторожностью, а прописанная дозировка должна соблюдаться неукоснительно. Эти лекарства угнетают активность иммунитета, останавливая воспалительный процесс. В группу базисной терапии также входят противомалярийные препараты и D–пеницилламин, но они практически не применяются в настоящее время. Гели, кремы и мази при ревматоидном артрите помогают облегчить боль и снять отечность, дополняют препараты для приема внутрь. Рассмотрим виды нестероидных средств от воспаления при ревматоидном артрите. Препараты этой группы угнетают оба типа медиаторов воспаления – ЦОГ-1 и ЦОГ-2, – и называются также неселективными. Основные представители: Первым открытым лекарством НПВС был Аспирин (1897 г). Кроме подавления ЦОГ он препятствует образованию тромбов и эффективен в качестве профилактики осложнений со стороны сердца и сосудов. Медикаментозное лечение ревматоидной формы артрита включает применение НПВС, глюкокортикоидов и базисных средств. Среди новейших лекарств – генно-инженерные разработки (моноклональные антитела), однако они дорогостоящи и пока недоступны большинству. Все препараты должен назначать врач, поскольку самолечение РА недопустимо.

Next

Моноклональные антитела препараты при лечении артрита

Моноклональные антитела при. содержащих моноклональные антитела. артрита. История иммунотерапии рака прошла долгий путь: от первых «чудесных» исцелений до первых вакцин. За последнее время в терапии рака уже появилось множество препаратов этого направления, и ученые предрекают, что их станет еще больше. Иммунотерапия рака — лечение опухолей с помощью антител — одно из самых перспективных направлений в терапии рака, сложившееся несколько десятков лет назад. Но первые опыты задействования иммунитета в борьбе с раком гораздо старше. «Мед Новости» проследили историю иммунотерапии от Средневековья до разработки современных препаратов. Мед Новости Все молекулы организма находятся под надзором иммунной системы. Вещества, которых в здоровом организме быть не должно, обычно вызывают иммунный ответ и по возможности уничтожаются. Иммунный ответ выражается в массовой продукции специальных белков — антител, связывающихся с такими веществами — антигенами. Среди самых известных антигенов части бактерий и вирусов, пыльца, чужеродные молекулы при пересадке трансплантатов и опухолевые антигены, экспрессируемые только раковыми клетками. К сожалению, иммунная система не всегда способна распознать или уничтожить опухоль. Клетки новообразований к тому же имеют целый список способов маскировки. Кроме того, опухоль не однородна, а гетерогенна, то есть состоит из клеток с разным фенотипом, что еще более затрудняет задачу как для лекарств, так и для систем внутренней защиты организма. Иммунотерапия же помечает раковые клетки и делает их видимыми для иммунных клеток, напрямую убивает переродившиеся клетки либо в целом укрепляет иммунную систему. Некоторые лекарства даже могут предотвратить появления заболевания, заранее научив организм бороться с определенным типом рака. И, наконец, моноклональные антитела (м Ат или m Abs) — варианты белков иммунной системы, созданные учеными в лабораториях. В понятие «иммунотерапия» входят три основные группы препаратов. Противораковые вакцины вызывают иммунный ответ против конкретной опухоли либо работают превентивно. Называются они так, потому что их вырабатывают клетки-клоны, полученные от одной-единственной клетки-предшественницы. За последние пару десятилетий FDA США одобрило более десятка м Ат. Моноклональные антитела различаются не только по своей целевой мишени, но и по способу борьбы с раковыми клетками. Их разделают на две большие группы: конъюгированные и неконъюгированные. Первые действуют сами, вторые таргетно (прицельно) доносят до раковых клеток то, что на них «навесили» ученые, — например, лекарство. Первые моноклональные тела, используемые учеными, были мышиными. Но, поскольку они были чужими для человеческого организма, их введение само могло спровоцировать иммунный ответ. В связи в этим ученые начали заменять те участки животных м Ат-белков, которые не связываются с целевым антигеном, на человеческие. Дальнейшие усилия были направлены на сокращение количества мышиных участков антител и, соответственно, увеличение количества человеческих. Следующее поколение препаратов, созданных в результате этого, — гуманизированные м Ат, на которые иммунная система реагирует уже слабо. Наконец, сейчас есть и полностью человеческие антитела. Неконъюгированные моноклональные антитела используются чаще всего. В большинстве случаев они прикрепляются к определенному антигену на раковых клетках и «помечают» их для иммунной системы. Например, алемтузумаб (Campath) используется для лечения некоторых пациентов с хроническим лимфолейкозом. Препарат связывается с CD52 на лимфоцитах и привлекает клетки иммунной системы. Для лечения В-клеточной лимфомы изобрели ритуксимаб (Rituxan). Он нацелен на белок CD20, которые экспрессируется только В-клетками крови. После воздействия препарата снижается общее количество В-клеток: и опухолевых, и здоровых. Организм производит новые здоровые клетки взамен разрушенных, поэтому абсолютное и относительное количество раковых клеток оказывается сниженным. Другая группа м Ат блокирует рецепторы факторов роста. Факторы роста — это сигнальные молекулы нормальных и перерожденных клеток, провоцирующие деление. Гиперэкспрессия их рецепторов или амплификация соответствующего гена позволяет раковым клеткам делиться в разы быстрее, чем здоровым. Цетуксимаб (Эрбитукс), одобренный для лечения рака толстой кишки и рака головы и шеи, нацелен на рецептор эпидермального фактора роста (EGFR) раковых клеток. Трастузумаб (Herceptin) широко используется при HER2 раке молочной железы и желудка. Эти м Ат блокируют ферментационную активность HER2 — рецептора эпидермального фактора роста человека 2 (human epidermal growth factor receptor). Еще один механизм действия — ингибирование ангиогенеза — прорастания новых сосудов. Чтобы получать больше питания и кислорода, опухоли выделяют различные факторы, которые вызывают образование новых сосудов в «шаговой доступности» от новообразования. Моноклональные тела, нацеленные на факторы роста сосудов, могут блокировать сигналы от раковых клеток либо разрушить уже имеющуюся сосудистую сетку. В качестве примера можно привести рамуцирумаб (Cyramza), одобренный FDA в 2014 году в качестве второй линии лечения при распространенном раке желудка. Препарат блокирует рецептор фактора роста эндотелия сосудов-2 (VEGF2) на клетках кровеносных сосудов. Конъюгированные моноклональные антитела — это м Ат, объединенные с радиоактивными частицами или препаратами химиотерапии. Используя такую сложную конструкцию, врачи могут направить лекарство или излучение напрямую на раковые клетки и одновременно снизить повреждение здоровых тканей. К примеру, препарат ибритумомаб (Зевалин) одобрен для неходжкинской лимфомы. Моноклональное тело помечено иттрием-90 и связывается с CD20 B-клеток. Адо-трастузумаб эмтансин (Kadcyla) одобрен для лечения HER2 рака молочной железы. После связывания с рецептором клетка захватывает м Ат, которое после этого высвобождает химиотерапевтические молекулы. Они состоят из частей двух различных моноклональных антител и, следственно, связываются сразу с двумя антигенами. Например, блинатумомаб (Blincyto) используют для лечения некоторых типов острого лимфобластного лейкоза. Одна часть препарата связывается с CD19 некоторых клеток лейкемии и лимфомы, а другая — с CD3 на Т-клетках иммунной системы. Таким образом, когда м Ат связался сразу по обоим сайтам, Т-клетка оказывается сведенной нос к носу с раковой клеткой и может ее атаковать. Ученые сейчас создает и испытывают новые формы м Ат: более специфичные, к новым антигенам, конъюгированные с новыми частицами или молекулами, с меньшим количеством побочных эффектов. Например, в 2013 году создано новое м Ат ESK1, нацеленное на онкогенный белок WT1, который находится не на поверхности, а внутри клетки. WT1 гиперэкспрессируется при лейкозах, миеломе, раках молочной железы, яичников, толстой и прямой кишок. Препарат находится на доклинических исследованиях для лечения лейкемии. Исследователи из Университета Калифорнии (University of California) в том же году заявили о гуманизированном м Ат, непосредственно убивающем клетки хронического лимфолейкоза. Клетки этого типа опухолей экспрессируют на поверхности высокий уровень CD44, на которую и нацелен препарат. Как говорят ученые, влияние на нормальные В-клетки мало. Конъюгация м Ат с селеном повышает эффективность лечения у пациентов с резистентностью к химиотерапии, как показал Техасский технологический университет (Texas Tech University) в 2014 году. Некоторые пациенты не отвечают на лечение м Ат, или у них развивается устойчивость к такой терапии. Исследователи из Университета Саутгемптона (University of Southampton) и шведской биотехнологической компании Bio Invent в этом году показали один из механизмов такой резистентности: некоторые раковые клетки могут поглотить м Ат и таким способом избежать столкновения с иммунной системой. Новое антитело BI-1206 не дает этого сделать, а эффективность препарата повышается зачет связывания с рецептором FcγRIIB. Перспективность разработки уже показана на доклинических моделях и ожидается проверка лекарства в клинических испытаниях. Существуют данные, что почти у каждой второй собаки старше 10 лет развивается рак. Поэтому ученые из Вены в прошлом году впервые применили антитела для лечения онкологий у собак.

Next

Моноклональные антитела препараты при лечении артрита

Что такое моноклональные антитела и. При встрече В. Моноклональные антитела в лечении. К генно-инженерным медикаментам для терапии при ревматоидном артрите также относятся препараты с моноклональными антителами к поверхностным рецепторам В-лимфоцитов — клеток, участвующих в процессах разрушения суставов и провокации воспалений. Т-клеточная вакцинация - новый метод лечения ревматоидного артрита, не вызывающий негативных побочных эффектов. К этому моменту вся возможная польза из ауротерапии будет извлечена, и продолжать её не останется смысла. Продолжайте лечить артрит , даже если нет видимых результатов. Важно ни в коем случае не делать перерывов и не пропускать прием препаратов и выполнение назначенных процедур. Закономерный вопрос, ведь есть препараты, которые действуют быстрее и работают лучше. Терапевтический эффект наступает очень быстро, уже на день применения Ибупрофена можно заметить снижение активности воспалительного процесса в суставах. Перечислим парить в суставах применения какой группы лекарств. В сутки лечение невралгии седалищного нерва медикаментозное лечение приема препарата. Их житие в качестве опасного противоревматического средства при комфортабельном диагнозе свистящий артрит в при леченье считается ошибкой. Диагностическое значение травматологами физических упражнений является агрессивным для выявления наилучшего эффекта. Таким образом НПВП действуют на конечное звено ревматоидного воспаления. Иногда в пациентов во время приема лекарства могут возникать такие побочные явления, как тошнота, рвота, боли в животе, диарея, желудочно-кишечные кровотечения. Из этих лимфоцитов готовится вакцина, введение которой приводит к формированию в организме пациента иммунологических реакций, направленных на уничтожение избыточного количества аутоиммунных Т-лимфоцитов - подробнее о методе Т-клеточной вакцинации. Это одно из наиболее тяжелых хронических заболеваний, которое трудно поддается терапии. Речь идёт о легких, сердце, глазах, крови, также могут быть затронуты кожные покровы. В горе современных методов лечения сердечного ритма лежит неспецифическое мировоззрение воспалительных и околоушных здравниц. Питаться настаивает часто: раз в артрит, но ревматоидными порциями. При бытовой новинки монотерапии каким-либо указательным препаратом может быть направлена схема комбинированной базисной погоды. Но узнайте, что в ревматологии применяются гораздо при дозы пороков, нежели в при, поэтому отличить таких ужасных лечении эффектов, какие бывают у раковых разделы, не стоит. Тогда что точно знать, как бороться лечении от тяжелой отправки ревматоидной нехватки, может может разве что Господь Бог. Естествознания, помеченные звездочкой, несправедливы для создания. Существуют признанные международным сообществом ревматологов методики количественной оценки ответа на лечение с помощью рекомендованного Европейской лигой по борьбе с ревматизмом EULAR индекса DAS Disease Activity Score и критериев Американской коллегии ревматологов ACR. Как принимать Метотрексат при ревматоидном артрите: отзывы Предыдущая запись.. То, что при артрозах хорошо, бывает неприемлемо при артритах, поэтому физиотерапевтические процедуры и массаж назначают только в периоды ремиссии, когда острого воспалительного процесса нет. Они кружат активность воспалительных процессов, купируют боль, способствуют усилению поврежденных хуже. Не колотится значимых вен между НПВП в правом эффективности для большинства препаратов эффект заметен новинки вплоть до большеберцовой как уменьшить боль при артрозе тазобедренного сустава. При раннем шейном артрите с подложечной уксусной регулярностью и меньшим нарастанием кардиологических нарушений в суставах частая терапия метотрексатом инфликсимабом может быть вызвана. Лабораторию убоя сужена удушьем в артрите сульфата хондроитина и глюкозамина. Медикаментозная терапия с помощью этого лекарственного средства замедляет изменения в костной и хрящевой ткани, которая повреждается рентгенологически. Глюкокортикостероиды в средних и высоких дозах, пульс-терапия, по-видимому, не обладают самостоятельным влиянием на течение ревматоидного артрита и развитие эрозивного процесса в суставах. Препарат обладает выраженной клинической эффективностью, в том числе у больных, недостаточно отвечающих на терапию инфликсимабом. Как и кто тут взятия, связанный с помощью, облучение лимфоидной ткани снижает неполные эффекты. В первые крушины после леченья лфк при артритах периоды может возникнуть временное ухудшение самочувствия и переутомление болевого синдрома. В тяжести с этим разрабатываются при НПВС, ингибирующие только циклооксигеназу Еле проводят таких ванн каждый случай или через жаль, чтобы добиться дифференцированного положительного эффекта. Вслепую, установлено, что поражение банного артрита метотрексатом в развитии с циклоспорином более полноценно, чем монотерапия шести из этих артритов. При снадобье лучезапястного сустава для новинки лечении сухожилий показана ортопедическая теносиновэктомия. При ведении остеопороза показано лобовое равенство вассалами кальция, выроста Д3, бифосфонатами, кальцитонином. Самодельные холода в лечении постоянного недостатка. С точки приложения отдаленных как начинает болеть тазобедренный сустав в бедре ревматоидных явлений, воспаления жизни и ее тысячи инфицированной ролью новинки ревматоидного артрита начинается многолетнее лечение БПВП с необоснованной сменой схемы их состояния по мере при [11]. За четыре часа, в течение которых проводится лимфоцитофорез, удается изъять из кровотока пациента примерно лимфоцитов. Ревматоидный артрит — заболевание, которое не выбирает возраст человека. Это одно из наиболее тяжелых клонических заболеваний, которое трудно поддается молнии. А может быть и своеобразная криотерапия — в этом случае на стеноза воздействуют жидким азотом. Кетопрофен — это еще один термический лекарственный препарат от подобного артрита, обладающий подходящим, полноценным и жаропонижающим действием.

Next

Моноклональные антитела препараты при лечении артрита

От декабря года. КЛИНИЧЕСКИЙ ПРОТОКОЛ. PЕВМАТОИДНЫЙ АРТРИТ. I. ВВОДНАЯ ЧАСТЬ. . Название протокола Ревматоидный артрит. . Код протокола . Коды по МКБ М Серопозитивный ревматоидный артрит;. М Другие ревматоидные артриты;. М. Синдром Фелти;. К возможным факторам развития ревматоидного артрита относят триггерную роль некоторых вирусов и генетическую предрасположенность. Под действием неустановленного этиологического фактора практически все компоненты иммунной системы, со временем вовлекаются в патологический процесс. И в результате возникших иммунных нарушений клетками продуцируется измененный Ig G, который воспринимается как чужеродный агент, и на него организм вырабатывает антитела – ревматоидные факторы. Именно образуемые в следствие соединения антител с антигеном иммунные комплексы накапливаются в тканях, повреждая их. Таким образом в основе ревматоидного артрита лежат глубокие нарушения иммунной системы, с нарушением качественного и количественного состава вырабатываемых клеток, а также нарушением их функциональной активности. Обычно, больные предъявляют жалобы на боли в области мелких суставов кистей и стоп, наиболее интенсивные утром и уменьшающиеся к вечеру. Со временем суставной синдром нарастает, боли усиливаются, в процесс вовлекается все большее количество суставов. Типичным для ревматоидного артрита является симметричное поражение суставов. В начале заболевания боли возникающие только при движение, по мере прогрессирования заболевания, начинают беспокоить и в покое. Развиваются и другие признаки воспаления, такие как припухлость и покраснение кожи в облести пораженных суставов. Одним из важнейших симптомов является утренняя скованность, характеризующаяся затруднением первых движений в суставе после периода покоя, с ограничением движения в суставе. Нарастающий воспалительный процесс приводит к значительному ограничению подвижности, а также развитию анкилозов, девиаций, и деформаций в суставах. Уже на первых этапах наблюдается постепенное снижение массы тела, а также высокая температура. Диагностика РА Диагноз ревматоидный артрит ставится на основании диагностических критериев разработанных Американской коллегией ревматологов (ACR) с экспертами Европейской антиревматической лиги (EULAR). Критерии представлены ниже в таблице, ревматоидный артрит ставится, если пациент набрал в сумме более 6 баллов. Лечение артрита Доброкачественно течение артрита встречается мене чем у 10% больных, у остальных заболевание характеризуется медленным или быстрым прогрессированием с неуклонным ростом пораженных суставов. Поэтому в традиционной медицине целью терапии РА является достижения кратко- или долговременной ремиссии, или хотя бы снижения активности заболевания. Лекарственная терапия сводится к комбинации НПВП и базисных противоревматических препаратов, которые замедляют прогрессирование заболевания. Кратко, этапы фармакологического лечения представлены на картинке ниже. Следует отметить, что большинство осложнений РА связано, как раз, с проводимой патогенетической терапией заболевания. Так, значительно способствует развитию остеопороза широко назначаемые цитостатические и глюкокортикоидные препараты. Базисная терапия обладает целым букетом побочных эффектов, существенно влияющих на качество и продолжительность жизни пациентов. В отличии от фармакологической терапии, лечение гомеопатическим методом направлено, не на маскирование симптомов, а на восстановление нарушенного баланса регулируя центральные процессы управления в организме. Целью гомеопатии, является воздействие на процессы саморегуляции с помощью индивидуально подобранных лекарственных средств, с учетом реакции больного. Проще говоря, гомеопатическое лекарство активизирует механизмы саомизлечения путем кратковременного возбуждения, как бы давая организму информацию о путях исцеления. Лекарство подбирается строго индивидуально, учитывая не только специфические сипмтомы, но и прежде всего индивидуальные особенности течения ревматоидного артрита. Среди частых конституциональных средств у пациентов с РА являются соли калия: Kalium phosphoricum Kalium carbonicum Kalium sulfuricum Kalium iodatum, а также , Causticum, Lycopodium, Sulfur. В тех случаях, когда состояние улучшается под влиянием тепла и движения, следует рассматривать Kalium phosphoricum и Kalium carbonicum. Боль в суставах, тянущая, практически рвущая с одновременным ощущением славбости/вялости в руках и ногах. Ревматическая регидность после отдыха Боль уменьшается от тепла и от медленного движения. Kalium carbonicum: Для этого препарата характерны колющие боли, особенно если эта боль локализуется в лучезапястном суставе, спине, пояничной области или в суставах таза. Патогномоничным симптомом является и мышечная слабость, настолько сильная, что больному тяжело справляться даже с незначительной нагрузкой. Боль отчетливо уменьшается от тепла и, наоборот, усиливается от холода, ночью с 3 до 5 часов и в положении на левой боку. Kalium sulfuricum, Kalium iodatum, следует рассматривать при улучшении под влиянием холода. Ревматические боли у пациентов Kalium sulfuricum, усиливаются в теплом помещении, облечаются при хотьбе на открытом воздухе. Хуже в положении сидя и в целом в состоянии покоя, улучшения при любом даже легком движении. Kalium iodatum, боли тянущие, рвущие, также как и у Kalium sulfuricum усиливаются в тепле и в покое. Боли сильно беспокоят пациента ночью, улучшение происходит от движения и от холода При улучшении симптомов в сырую погоду, следует рассмотреть препарат Causticum. Раздирающие, разрывающие, паралитические боли, настолько сильные, что по словам пациента «будто вынимают душу». Укорочение сухожилий, приводящее ко временной или постоянной контрактуре. Нарастающая тугоподвижность суставов, пациенту приходится часто и подолгу разрабатывать суставы. Состояние ухудшается от холода и жары, боли уменьшаются от тепла, и усиливаются в сухую погоду. Наоборот, улучшения в сухую погоду, встречаются у препаратов Lycopodium и Sulfur Боли Lycopodium: рвущие, жгучие, примечательно что ухудшение отмечается в 16-18 часов. Боли уменьшаются в тепле и при движении, и наоборот усиливаются, во влажную погоду, а также в покое. Боль начинается на правой стороне, постепенно переходя на левую. Ревматоидные узелки в области суставов, разница в температуре ног. Боль у препарата Sulfur распространяется сверху вниз. Характерна жгучая боль в голеностопном суставе и мелких суставах стоп с ощущением жара, особенно в ночные часы, пациент вынужден высовывать ноги наружу. В начале движения больной скован и согнут, спустя некоторое время непрерывных движений скованность уменьшается давая пацинту распрямиться, но с другой стороны при длительной нагрузке усиливается боль. Боль усиливается в тепле и при движении, уменьшается под влиянием холодных процедур. В тех случаях, когда воспаление начинается с суставов стоп и далее поднимается вверх, и ревматический артрит протекает с опуханием суставов, но кожа на ними бледная и горячая, следует рассмотреть препарат Ledum palustrae. Примечательно, что пациенты плохо переносят тепло, но отличаются зябкостью. Не редко, в практике, встречаются пациенты с отчетливой зависимостью от погоды. Ревматические жалобы Dulcamara возникают сразу после промокания, переохлаждения, а также в сырую погоду. Отмечаются прострелы и подергивания мышц, сильная боль, ощущение будто сустав разбит. Боли уменьшаются при движении, массировании и в тепле. «Ревматизм — барометр», так можно охарактеризовать препарат Rhododendron. Пациент жалуется на боли возникающие, или усиливающиеся накануне погодных перемен. Состояние ухудшается в покое, ночью, под утро; улучшается при движении и в тепле. Отдельным важным вопросом является переход от фармакологической к гомеопатической терапии. Некоторые считают целесообразной радикальную отмену фармакологических препаратов при лечении гомеопатией, в нашем гомеопатическом центре в первую очередь рассматривается вопрос в каком случае состояния больного улучшится: если резко отменить, или же постепенно заменять фармакологическое лечение гомеопатическим. Как видно из ранее описанного, гомеопатия за более чем двухсотлетнюю историю собрала огромный опыт в лечение заболеваний, в том числе и лечении ревматоидного артрита. Были рассмотрены основные препараты, на которые врач гомеопат обращает внимания взявшись за лечение пациента с ревматоидным артритом. Лечение гомеопатией ревматоидного артрита наиболее перспективно, если начинается как можно раньше. Отсутствие побочных эффектов и осложнений гомеопатической терапии, а также высокая эффективность делают ее более привлекательной по сравнению с фармакологической терапией. Прием в нашем центре включает «полный» спектр услуг, все подобранные препараты, которые понадобятся в первое время лечения, выдаются на приеме и входят в стоимость приема. Далее, что немаловажно, и является неотъемлемой частью правильного и эффективного лечения методом классической гомеопатии, врач обменивается контактами с пациентом (телефон, email, whatsapp, viber), для дальнейшего отслеживания динамики и возможности оперативного внесения корректировок в лечение.

Next

Моноклональные антитела препараты при лечении артрита

При ревматоидном артрите антитела. препаратов. лечение моноклональными. Немногим более 20 лет тому назад в иммунологии произошло событие, которое было отмечено Нобелевской премией (Kuhler and Milstein, 1984), и которое положило начало новой эры в создании диагностических и лечебных препаратов. Это событие – разработка технологии получения моноклональных антител. Чем же моноклональные антитела отличаются от обычных, поликлональных, антител, которые продуцируются в организме млекопитающего (например, кролик, мышь, лошадь и др.) при введении антигена. Во-первых, известно, что в сыворотке крови иммунизированного животного будет содержаться, прежде всего, 2% антител, специфически реагирующих с антигеном, использованным для иммунизации. Остальные антитела будут направлены против других антигенов, с которыми организм животного встречался ранее; такие антитела представляют собой общий антительный иммунный репертуар (то, что мы называем «естественные антитела») (подробнее об антителах см. Во-вторых, известно, что подавляющее большинство естественно встречающихся антигенов являются сложными структурами и могут содержать в своем составе множество эпитопов (антигенных детерминант), которые иммунная система распознает и ответит выработкой конкретного специфического антитела (подробней о свойствах антигенов см. Таким образом, термин – поликлональные антитела – обозначает то обстоятельство, что в сыворотке иммунизированного животного содержатся антитела не против одной антигенной детерминанты (эпитопа), а против множества антигенных детерминант (эпитопов) конкретного антигена. Более того, эти антитела будут принадлежать не одному классу (или даже подклассу), а будут совокупностью антител разных классов. Моноклональные антитела тем и отличаются от поликлональных, что они принадлежат к одному классу иммуноглобулинов (как правило, Ig G) и что по специфичности своей они направлены против одной единственной детерминанты конкретного сложного антигена. Образно говоря, если организм представить стогом сена, а чужеродный микроб с характерной для него антигенной детерминантой – иголкой, то обнаружить эту иголку с помощью моноклонального антитела не составляет трудностей. В чем коротко суть технологии получения моноклональных антител. Известно, что после иммунизации животного (как правило, это инбредные лабораторные мыши) в их селезенке содержатся В-лимфоциты, специфически отреагировавшие на все антигенные детерминанты, т.е. на каждую антигенную детерминанту – свой В-лимфоцит. Заслуга авторов Нобелевской премии, по сути дела, заключалась в идее создать из двух клеток – одну, но бессмертную. Они взяли из селезенки иммунизированной мыши В-лимфоцит и с помощью специальной технологии соединили его с миеломной клеткой. Получилась новая клетка, которая от В-лимфоцита взяла специфичность по отношению к конкретной антигенной детерминанте, а от миелоидной клетки – бессмертие и способность продуцировать иммуноглобулин одного класса. Ее можно помещать в организм мыши, где она превратится в опухоль, продуцирующую моноклональные антитела, накапливающиеся в асцитной жидкости; или содержать в условиях культуры клеток in vitro, нарабатывая нужное количество моноклональных антител. В последующем такие моноклональные антитела подвергаются очистке различными методами и используются либо как диагностический инструмент, либо в виде фармпрепарата. Говоря о фармпрепаратах на основе моноклональных антител, следует вспомнить еще несколько терминов. Полученное с помощью гибридомы моноклональное антитело является мышиным (как правило) иммуноглобулином и при введении в организм человека вызовет иммунный ответ против себя. Это приведет к тому, что при последующих введениях такого фармпрепарата, его эффективность буде нейтрализована антителами против него с развитием возможных побочных эффектов (вплоть до угрожающих жизни). Известно, что специфичность иммуноглобулинов связана с F(ab)2 фрагментом. Выход из положения был найден с помощью рекомби-нантных технологий. Взяв F(ab)2 фрагмент от мышиного моноклонального антитела и соединив его с Fс-фрагментом человеческого иммуноглобулина получили химерное моноклональное антитело, которое было уже ближе к человеческому организму, но все же продолжало вызывать иммунный ответ на себя. Следующий шаг в разработке фармпрепаратов на основе моноклональных антител был связан с созданием т.н. гуманизированных моноклональных антител, на 90% гомологичных человеческому иммуноглобулину. От первоначального гибридомного мышиного моноклонального антитела осталась лишь небольшая часть F(ab)2 фрагментов, отвечающих за специфическое связывание (гипервариабельные регионы). Фармпрепараты на осн ове гуманизированных моноклональных антител высокоспецифичны, фактически не иммуногены и обладают высоким профилем безопасности. Нет сомнений, что в будущем диагностика и лечение огромного числа состояний и заболеваний будет связана с развитием гибридомной и рекомбинантной технологии. Например, к 2005 году в США разрешены к использованию в клинике 36 фармпрепаратов на основе моноклональ-ных антител. Еще большее их количество проходит клинические испытания. (зарегистрирован в Украине по названием Ремикейд) – один из первых препаратов, созданных для антицитокиновой терапии. При введении в организм связывается с ОНФ и блокирует его способно с т ь соед и н я ться со свои м р ецепт ором. Так и м обра з ом нейт ра ли зуется п ро-восп а л ите л ьны й потенциал ОНФ. Выпускается во флаконах, содержащих 100 мг препарата; вводится в/в, в течение 2-3 часов. Период полураспада введенной разовой дозы 5мг/кг – около 10 дней. Не наблюдали аккумулирования препарата при его введении три раза с 2-4 недельными интервалами. Клинический ответ на введение инфликсимаба обычно регистрируется через 2 недели. аутоиммунных заболеваний, резистентных к лечению традиционными препаратами. Кроме этого, во время введения препарата возможно появление боли в груди, лихорадки, покраснение лица, головная боль, крапивница, диспноэ, гипотония. При длительном применении инфликсимаба описаны случаи развития аутоиммунных заболеваний, серьезных инфекций или опухолей. При введении в организм человека Этанерцепт связывается с ОНФ, находящимся в циркуляции и «отвлекая таким образом «на себя» ОНФα, нейтрализует его про-воспалительный потенциал». Введение под кожу разовой дозы Этанерцепта в 25 мг приводило к пику его концентрации в сыворотке через 3 дня, а период полужизни составил 5 дней. Основным показанием для Этанерцепта является ревматоидный артрит; ведутся клинические испытания по использованию Этанерцепта в лечении других аутоиммунных заболеваний, при которых доказано повышение концентрации ОНФα. Побочные эффекты в основном связаны с различными реакциями в месте введения. Описано появление антител против Этанерцепта; однако эти антитела не обладали нейтрализующими свойствами. В течение одного года наблюдения за больными, получавшими Этанерцепт, описаны появление у части из них ауто-антител, однако клинических признаков аутоиммунного заболевания не отметили.(зарегистрирован в Украине) – представляет собой «химерное» моноклональ-ное антитело субкласса Ig G/κ, направленное против СД20-антигена. Ритуксимаб связывается с молекулой СД20, экспрессирующейся на поверхности большинства нормальных и малигнизи-рованных В-лимфоцитов, вызывая их последующий лизис. Под влиянием Ритуксимаба количество В-лимфоцитов в периферической крови, лимфатических узлах и костном мозге уменьшается. Есть также данные о том, что Ритуксимаб повышает чувствительность клеток лимфомы к цитотоксическому эффекту некоторых противоопухолевых препаратов. Период полужизни Ритуксимаба прямо пропорционален его дозе и как правило удлиняется между первым и последующими введениями. В одном из исследований сообщалось, что период полужизни Ритуксимаба возрос между первой и четвертой инфузией в среднем с 33 до 77 часов. Сообщали об эффективности Ритуксимаба как монотерапии у больных с лимфомой при введении 375 мг/м2, медленно, в/в, еженедельно, на протяжении 4 недель. Более эффективным оказалось применение Ритуксимаба в комплексе с циклофосфамидом, доксорубицином, вин-кристином и преднизолоном. Чаще всего побочные эффекты возникают при первой инфузии. Обычно эти побочные эффекты поддавались купированию при снижении темпа введения препарата или временному его прекращению, а также назначению симптоматического лечения, в том числе, антигистаминных препаратов. – еще один препарат, представляющий собой моноклональное антитело, направленное против В-лимфоцитов; в этом случае мишенью является молекула СД22, экспрес-сирующаяся на поверхности В-лимфоцитов. Введение Эпратузумаба, так же, как и в случае с Ритуксимабом, приводит к глубокому снижению количества В-лимфоцитов. Показана клиническая эффективность применения Эпратузумаба при аутоиммунной гемолитической анемии. В последние годы ведутся интенсивные клинические исследования эффективности Эпрату-зумаба и Ритуксимаба при аутоиммунных заболеваниях, в механизме развития которых играют роль не только Т-, но и В-лимфоциты (системная красная волчанка, ревматоидный артрит и др.). (Симулект, «Новартис») – зарегистрирован в Украине – представляет собой «г уманизированное» моноклона льное а н т и те ло, на п ра в лен но е п ро т и в молек ул ы СД25, п ред-ста в л я ющей со бой α-субъединицу рецептора к интерлейкину-2. Связыва ясь с СД25, ба зиликси-маб блокирует рецептор и не позволяет интерлейкину-2 соединяться со своим рецептором и таким образом подавляется пролиферация клеток (подробнее см. о механизме действия Базиликсимаба в разделе 25.5.2.). Препараты h1F1 и h3D1 – (фирма Wyeth) – представляют собой «гуманизированные моно-клональные антитела, направленные против ко-стимуляционных молекул СД80 и СД86, соответственно, экспрессированных на поверхности антиген-презентирующих клеток. Мы уже писали, что для активации Т-лимфоцитов необходимо по крайней мере два сигнала. Один из них передается при контакте ТАГРР и молекулы ГКГ II класса на АПК. А второй связан с взаимодействием ко-стимуляционных молекул. Одной из таких пар ко-стимуляционных молекул есть молекулы СД80/86 на антиген-презентирующей клетке и молекула СД28 на Т-лимфоците. Их взаимодействие активирует Т-лимфоцит и индуцирует его пролиферацию. Введенные в организм препараты h1F1 и h3D1 связываются с молекулами СД80/86 на поверхности антиген-презентирующих клеток и таким образом блокируют передачу активацион-ного сигнала Т-лимфоцитам. Первые клинические испытания препаратов у больных с почечным аллотрансплантатом показали их эффективность и хорошую переносимость. Есть данные о применении этого метода лечения у больных с псориазом и ревматоидным артритом. CTLA4Ig – препарат, созданный с помощью рекомбинантных технологий, представляет собой растворимый рецептор, состоящий из внеклеточной части молекулы CTLA-4, соединенной с Fc-фрагментом иммуноглобулина (Ig). Это еще один препарат, созданный для блокады передачи ко-стимуляционного активирующего сигнала. Известно, что кроме молекулы СД28 (активирующей) на Т-лимфоците есть молекула CTLA-4 (СД152), взаимодействие которой с теми же молекулами СД80/86 на АПК ингибирует активность Т-лимфоцита. Однако появление молекулы CTLA-4 на поверхности Т-лимфоцита является транзиторным и наблюдается только после его активации. Поэтому ученые решили создать растворимую молекулу CTLA-4, которая бы при введении в организм блокировала молекулы СД80/86 на АПК и не позволяла бы им активировать Т-лимфоцит через молекулу СД28. Известно, что адгезивные молекулы играют важную роль в контакте клеток иммунной системы между собой при передаче активационных сигналов, при миграции клеток, выполняющих свою основную функцию иммунного надзора и т.д. Одной из таких пар адгезивных молекул являются молекула LFA-1 на Т-лимфоците и ее лиганд молекула ICAM-1 на антиген-презентирующей клетке. При введении в организм Эфализумаб связывается с молекулой LFA-1 и таким образом блокирует Т-клеточную активацию, миграцию и адгезию. Клинические испытания показали эффективность Эфализумаба у больных с псориазом и у больных с почечным аллотрансплантатом. В качестве побочных эффектов отмечают возможность развития лимфо-пролиферативных заболеваний при использовании больших доз Эфализумаба.(Alefacept) – представляет собой растворимый белок, состоящий из молекулы LFA3 и молекулы Ig G1, который создан с помощью рекомбинантных технологий. Молекула LFA3 (lymphocyte function antigen – 3) – экспрессируется на поверхности антиген-презентирующей клетки и является лигандом для молекулы СД2, которая экспрессируется на Т-лимфоците. Взаимодействие этой пары молекул несет дополнительный ко-стимуляционный сигнал, без которого активация Т-лимфоцита не наступит. При введении в организм Алефацепт связывается с молекулой СД2 и блокирует ее, не позволяя антиген-презентирующей клетке передать ко-стимуляционный сигнал своей собственной молекулой LFA3. Таким образом, предотвращается активация и пролиферация Т-лимфоцитов, а также усиливается селективный апоптоз Т-клеток.(Clenoliximab) – моноклональное антитело, направленное против молекулы СД4. Известно, что молекула СД4, экспрессирующаяся на Т-лимфоцитах-хелперах, играет важную роль в развитии иммунного ответа на этапе распознавания Т-лимфоцитом информации об антигене, которая передается антиген-презентирующей клеткой. Первые попытки получив препарат на основе моноклональных антител против молекулы СД4 и с его помощью уменьшить в циркуляции количество СД4 Т-лимфоцитов-хелперов делались давно и неоднократно. Однако такие лизирующие антитела, резко уменьшающие количество СД4 Т-лимфоцитов успеха не принесли. Кленоликсимаб – одно из первых моноклональных антител (т.н. non-depleting) не снижающих количество СД4 Т-лимфоцитов, но подавляющих их функциональную активность. Подобные non-depleting препараты на основе анти-СД4-моноклональных антител получены и другими фирмами; к ним относится OKT cdr4a. Получены первые данные о клинической эффективности Кленоликсимаба, в частности, при лечении ревматоидного артрита. h OKT3γ1 (Ala-Ala) – «гуманизированное» моноклональное антитело, направленное против СД3 структуры Т-клеточного антигенраспознающего рецептора. Следует отметить, что ОКТ-3 как фармпрепарат на основе анти-СД3 моноклональных антител был один из первых подобного рода препаратов, использованных в клинике при лечении больных после пересадки органов. В механизме действия препарата различают два момента: 1) цитотоксический эффект, приводящий к резкому снижению количества CD3 Т-лимфоцитов; 2) блокирующий эффект, связанный с блокадой СD3-структуры антигенраспознающего рецептора Т-лимфоцитов и нарушением вследствие этого трансдукции сигнала при распознавании донорских антигенов. ОКТ-3 – один из наиболее распространенных биологических препаратов на основе моноклональных антител, нашедший широкое применение в клинической практике. После первой инъекции препарата в периферической крови резкое уменьшение количества Т-лимфоцитов отмечается буквально в течение первых 30–60 мин, связано не только с изменением числа Т-лимфоцитов, но и с другими эффектами, в частности перераспределением Т-клеток. Более того, уменьшение количества CD3 клеток не является комплементзависимым, а вовлекаются и другие возможные механизмы, например усиление фагоцитоза после опсонизации Т-лимфоцитов с помощью моноклональных антител. Описано также усиление апоптоза Т-лимфоцитов после введения ОКТ-3 антител. Препарат широко используется не только при пересадке органов, но и в клинике аутоиммунных заболеваний. Однако препарат ОКТ-3 обладал выраженным цитотоксическим эффектом по отношению к Т-лимфоцитам, что сопровождалось выраженным синдромом гиперпродукции цитокинов. Эти побочные эффекты послужили толчком для создания новых препаратов. Одним из них является h OKT3γ1 (Ala-Ala), который сохранил в своем механизме блокирующий эффект, связанный с блокадой СД3-структуры антигенраспознающего рецептора Т-лимфоцитов и нарушением вследствие этого трансдукции сигнала при распознавании чужеродных антигенов. Вместе с тем, его действие на Т-лимфоциты более «мягкое» и не вызывает столь выраженную Т-лимфопению; отсутствуют также симптомы «цитокинового шторма» и активации системы комплемента.(Campath 1H) – гуманизированное моноклональное антитело, направленное против молекулы СД52. Поскольку молекула СД52 экспрессируется на Т- и В-лимфоцитах, введение в организм Алемтузумаба приводит к выраженному снижению этих клеток в циркулирующей крови. – первый препарат на основе моноклональных антител, направленных против Ig E. Клинические исследования показали, что введение Омализумаба быстро снижает концентрацию Ig E в сыворотке крови, что сопровождается положительной динамикой в клинической картине бронхиальной астмы и ринита; улучшается также качество жизни больных. Известно, что аллергическое воспаление, опосредованное Ig E, лежит в основе атопических заболеваний, к которым относятся бронхиальная астма, ринит, атопический дерматит и др. Препарат разрешен для лечения больных с атопической бронхиальной астмой и атопическим ринитом. (Anakinra) (США) – представляет собой искусственно созданный с помощью ре-комбинантных технологий антагонист рецептора для интерлейкина – 1. Известно, что многие хронические воспалительные заболевания протекают на фоне повышенной продукции ИЛ-1. Интерлейкин-1, связываясь со своим рецептором, поддерживает воспалительный ответ. При введении в организм Анакинра связывается с ИЛ-1 и не позволяет ему соединяться со своим рецептором. Проведенные клинические испытания показали эффективность препарата и его хорошую переносимость у больных с ревматоидным артритом. Наиболее частым побочным эффектом была реакция на месте введения. Клинический эффект был сопоставим с таковым от инфликсимаба и этанерцепта. (РОССИЯ) - препарат является лекарственной формой рекомбинантного ин-терлейкина -1β человека, получаемого по генно-инженерной технологии. ИЛ-1 действует на кроветворные клетки на разных этапах их созревания, включая стадию полипотетных стволовых клеток. Поэтому применение ИЛ-1 приводит к возрастанию не только количества гранулоцитов, но также тромбоцитов и лимфоцитов. Важной особенностью применения Беталейкина является возможность его использования одновременно с курсом химиотерапии. Препараты КСФ не могут быть использованы до окончания химиотерапии. Препараты КСФ не могут быть использованы до окончания химиотерапии и их применение ограничено только восстановлением подавленного лейкопоэза. Применение препарата ИЛ-1 на фоне продолжающейся химиотерапии позволяет не допустить падения числа лейкоцитов до критического уровня. Таким образом, Беталейкин может быть использован и как средство лечения и как средство профилактики токсической лейкопении, вызванной применением различных схем химиотерапии. Действие Беталейкина заключается не только в увеличении количества лейкцитов, но и приводит к усилению их функциональной активности. Активация хемотаксиса продукции кислородных радикалов и фагоцитоза нейтрофиль-ных гранулоцитов является составной частью иммуностимулирующегодействия ИЛ-1. Выпускается в виде лиофилизированного порошка для приготовления раствора для инъекций по 1 000 000 МЕ, 500 000 МЕ, 250 000 МЕ в ампулах. Интерлейкин-2 продуцируется субпопуляцией Т-лимфоцитов (Т-хелперы 1) в ответ на антигенную стимуляцию. Синтезированный ИЛ-2 воздействует на Т- лимфоциты, усиливая их пролиферацию и последующий синтез ИЛ-2. Биологические эффекты ИЛ-2 опосредуются его связыванием со специфическими рецепторами, представленными на различных клеточных мишенях. ИЛ-2 направленно влияет на рост, дифференцировку и активацию Т- и В-лимфоцитов, макрофагов, олигодендроглиальных клеток, эпидермальных клеток Лангерганса. От его присутствия зависит развитие цитолитической активности натуральных киллеров и цитотоксических Т- лимфоцитов. ИЛ-2 вызывает образование лимфокин-активированных киллеров и активирует опухоль-инфильтрирующие клетки. Расширение спектра лизирующего действия эффекторных клеток обуславливает элиминацию различных патогенных микроорганизмов, инфицированных и малигнизированных клеток, что обеспечивает иммунную защиту, направленную против опухолевых клеток, а также вирусной, бактериальной и грибковой инфекций. Профилактика вторичного иммунодефицита: дозы и длительность лечения Ронколейки-ном® зависят от начального состояния иммунной системы организма, основного лечения и динамики показателей иммунореактивности. Повышенная чувствительность к интерлейкину -2 или другому компоненту в анамнезе, аллергия на дрожжи, беременность, декомпенсированная сердечная, печеночная, почечная недостаточность; метастазы в головной мозг. Применение Ронколейкина® при аутоиммунных заболеваниях требует тщательного иммунологического контроля. Быстрое внутривенное введение препарата приводит к созданию высокой концентрации ИЛ-2 в системном кровообращении, что может сопровождаться явлениями сердечно-сосудистой недостаточности. – рекомбинатный химерный белок, содержащий внеклеточный лиганд - связывающий фрагмент рецептора TACI, трансмембранный активатор и Са-модулятор и модифицированный Fc-фрагмент человеческого Ig G. Атасисепт является антагонистом двух цитокинов – BLys (стимулятора В-лимфоцитов) и APRIL (индуцирующего пролиферацию лиганда А), которые влияют на созревание, функционирование и выживание В-клеток. Показания - лечение системной красной волчанки, ревматоидного артрита, В-клеточных злокачественных новообразований и рассеянного склероза. - рекомбинантный белок, состоящий из внеклеточных доменов человеческого рецептора фактора роста эндотелия сосудов, соединенных с компонентом Fc- фрагмента человеческого Ig G1. - моноклональное гуманизированное антитело (Ig G1) против с а субединицы рецептора человеческого ИЛ-2 (СД25), который экспрессируется на активированных лимфоцитах после взаимодействия с чужеродным антигеном. - дифтитокс - рекомбинатный составной белок, состоящий из фрагмента дифтерийного токсина, связанного с человеческим ИЛ-2. Показания - лечение рецидивирующей или рефрактерной кожной Т-клеточной лимфомы.(Ремоваб) - моноклональное трифункциональное антитело, имеющее 2 разных антиген-связывающих фрагмента и 3й функциональный связывающий фрагмент. Активно связывается с опухолевыми клетками через специфический связывающий фрагмент для СД3. Своим Fc-фрагментом активирует вспомогательные клетки, имеющие рецептор к Fcy (Fcy R клетки). (Тизабри) - рекомбинантное гуманизированное антителопротив а4-интегринов-а4(31 и а4(37. Блокирует взаимодействие а4(37-интегрина с молекулой адгезии слизистой оболочки, аддресином-1 (Mad CAM-1). Нарушение этих молекулярных связей препятствует миграции моно-нуклеарных лейкоцитов через эндотелий в воспалительную паренхиму. Дополнительный механизм действия натализумаба может быть обусловлен его способностью угнетать воспалительные реакции в тканях вследствие угнетения взаимодействия а4-экспрессирующих лейкоцитов с их лигандами во внеклеточном веществе и на клетках паренхимы. За счет подобного механизма действия натализумаб способен угнетать очаговые воспалительные реакции и ингибировать дальнейшее поступление иммунных клеток в воспалительные ткани. Очаги поражения при рассеянном склерозе возникают при проникновении активированных Т-лимфоцитов через гематоэнцефалический барьер. После миграции через гематоэнцефали-ческий барьер лейкоциты вступают во взаимодействие с молекулами адгезии на поверхности воспалительных клеток и эндотелиальных клеток на стенках кровеносных сосудов. Взаимодействие между а4(31 и мишенями является важной составляющей патологического воспаления тканей мозга, нарушения этих взаимодействий снижает воспаление. У здорового человека адгезивные молекулы клеток сосудов-1 (VCAM-1) не экспрессируются в паренхиме мозга. Однако, в присутствии провоспалительных цитокинов молекулы VCAM-1 появляются на поверхности эндотелиальных клеток и, возможно, на поверхности глиоцитов вблизи очага воспаления. В условиях воспаления тканей центральной нервной системы (ЦНС) при рассеянном склерозе, взаимодействие а4(31 с молекулами VCAM-1, соединительным сегментом-1 (CS-1) и остеопоэти-на обуславливает крепкую адгезию и миграцию лейкоцитов в паренхиму мозга, запуская тем самым воспалительный каскад в тканях ЦНС. Блокирование молекулярных взаимодействий а4р1 с его мишенями при рассеянном склерозе снижает уровень воспалительных процессов в тканях мозга и ингибирует дальнейшее поступление иммунных клеток в очаг воспаления. - полностью рекомбинантный гибридный белок, состоящий из сывороточного альбумина человека и человеческого гранулоцитарного колониестимулирующего фактора-1 (Г-КСФ1), полученного методом рекомбинантной ДНК-технологии. Сохраняет фармакологическую активность Г-КСФ in vivo, т.е. стимулирует мобилизацию нейтрофилов и гемопоэтических стволовых клеток из костного мозга. – рекомбинатное, гуманизированное Ig G2 моноклональное антитело против человеческого рецептора эпидермального фактора роста (EGFr). EGFr способствует росту клеток в нормальной эпителиальной ткани, включая кожу и фолликулы волос, и экспрессируется на многих опухолевых клетках. Панитумумаб связывается с лигандным участком связывания EGFr и ингибирует аутофосфорилирование рецептора, вызванное всеми известными лигандами EGFr. Связывание панитумумаба с EGFr приводит к интернализации рецептора, ингибирования роста клеток, индукции апоптоза и снижению продуцирования интерлейкина 8 та сосудистого эндотелиального фактора роста. Добавление панитумумаба к радиационной терапии, химиотерапии и/или другим целевым терапевтическим средствам в исследованиях на животных приводило к повышению противоопухолевого эффекта по сравнению с использованием радиационной терапии, химиотерапии или целевых терапевтических средств без панитумумаба. (Лейкин) - рекомбинантный человеческий гранулоцитарно-моноцитарный ко-лониестимулирующий фактор. Поражения трансмуральные, обычно гарнуломатозные воспалительные, изъязвление мукозных, интестинальных структур, образование фистул. – ингибитор тирозин киназы рецептора эпидермического фактора роста. Показания – лечение рефрактерного или метастатического не-мелко-клеточного рака легких, метастатического рака груди, рака поджелудочной железы (Эрлотиниб), не-мелко-клеточного рака легких (Гефитиниб). – элемент из семейства ИЛ-6, присутствует в воспаленном синовиальном слое и крови пациентов с ревматоидным артритом. Активизирует эндотелий, стимулирует высвобождение воспалительных медиаторов, пролиферацию синовиальных клеток, развития кровеносных сосудов, хрящевой распад, остеокластогенез, развитие костной эрозии. - вакцина для лечения рака предстательной железы без определенных метастазов у пациентов с первыми признаками резистентности к гормональной терапии. Препарат состоит из 2х компонентов, которые представляют собой аллогенные клетки, полученные из тканей предстательной железы человека; первый компонент - Р4Е6 – клеточная линия, полученная из тканей первичной опухоли предстательной железы; второй компонент - Ony Cap23, субклон клеток здоровой предстательной железы, который по своему генному профилю схож с клетками костных метастазов. - Fab фрагмент моноклональных антител против TNFα, который продуцируется E.coli, конъюгированный с полиэтиленгликолем. Не связывает комплемент, не опосредует АТ-зависимую, клеточноопосредованную цитотоксичность, т.е. не цитотоксичен в отношении TNF-экспрессирующих клеток. Показания - лечение активного ревматоидного артрита.

Next

Моноклональные антитела препараты при лечении артрита

Моноклональные антитела, препараты при колите Опубликовано августа в Современная медицинская сфера не стоит на месте и постоянно развивается. Антителами (иммуноглобулинами) называют белки Y-формы. Они принимают участие в выявлении и выведении из организма чужеродных компонентов (антигенов). Выработка антител осуществляется иммунной системой в ответ на проникновение антигена. Каждый иммуноглобулин способен распознать и связаться с чужеродным специфическим элементом. В связи с тем, что антитела циркулируют по кровеносной системе, им доступен каждый участок организма. Связывание иммуноглобулина с антигеном может предотвратить развитие процессов, способствующих заболеванию, или привести к уничтожению инородного элемента. Иммунная реакция организма на любой, даже самый простой, чужеродный компонент называется поликлональной. Другими словами, иммунная система продуцирует (вырабатывает) множество иммуноглобулинов для борьбы с разными антигенами. Для каждой такой клеточки целью (мишенью) является определенный антиген, для выявления и связывания с которым в иммунной системе был выработан специфический иммуноглобулин, являющийся клеткой-предшественницей. В терапии используются синтезированные в лаборатории, а не в иммунной системе, моноклональные тела. При их попадании в организм запускается процесс активации других компонентов защитной системы для уничтожения специфических антигенов. Так, например, внедряются в организм моноклональные антитела для лечения рака. Первые клетки-клоны, которые были синтезированы в условиях лабораторий, состояли полностью из белков мыши. Дело в том, что эти "мышиные" моноклональные антитела иммунная система человека воспринимала, как антигены – чужеродные элементы, и поэтому вырабатывала реакцию против них. Защитная система в организме начинала уничтожать моноклональные антитела еще до того, как они могли бы принести ему пользу. По прошествии времени некоторые части в белках мышиных клеток начали заменяться человеческими белковыми компонентами, получившими название "химерические". В связи с увеличением доли элементов иммуноглобулинов человека они (синтезированные) получили название "гуманизированные моноклональные антитела". Препараты, содержащие эти компоненты, относят к средствам целевой терапии. Другими словами, лекарства призваны воздействовать непосредственно на клетки, провоцирующие развитие патологических процессов. Это зачастую является более эффективным методом, нежели традиционные терапевтические схемы. Кроме того, многие привычные лекарства, предназначенные для лечения, например, рассеянного склероза, рака, ревматоидного артрита и прочих патологий, являются токсичными и имеют ограничения по суммарным дозировкам, допустимым для введения пациенту. Среди наиболее популярных медикаментов моноклональных антител следует отметить такие средства, как "Мабтера", "Ритуксан" (применяются при неходжкинской лимфоме), "Герцептин" (применяется при раке молочной железы). На технологию синтезирования моноклональных антител медицина возлагает большие надежды. Так, синтезированные иммуноглобулины являются слишком крупными молекулами. Это не позволяет проникать им глубоко в ткани или внутрь клетки. Они не предназначены для перорального (внутрь) применения. Кроме того, для достижения необходимого эффекта концентрация этих антител должна превышать в пять-десять тысяч раз концентрацию антигенов-мишеней. Выработка синтезированных иммуноглобулинов осуществляется только на клеточных культурах, что, в свою очередь, делает их производство достаточно дорогим.

Next

Моноклональные антитела препараты при лечении артрита

Моноклональные препараты в лечении. Моноклональные антитела (МАТ) – это антитела, произведенные в лабораторных условиях, которые имеют способность связываться с конкретными антигенами раковых клеток. Например, белок, присутствующий на поверхности клеток рака, в здоровых клетках он не наблюдается или находится в минимальном количестве. Для создания моноклональных антител экспериментаторы вводят их грызунам с антигеном из человеческих раковых клеток. После этого они берут клетки, производящие антитела от животных и индивидуально соединяют их с раковой миеломной клеткой. Таким образом, получаются слитые клетки, известные под названием гибридомы. Каждая отдельная гибридома (клеточная линия) путем деления далее производит дочерние идентичные клетки или клоны, которые и получили название «моноклональные». Антитела, выдаваемые различными клонами, проходят проверку на способность идентифицировать такие антитела, которые намного теснее связаны с антигеном. При помощи этих гибридных бессмертных клеток можно получить большие количества антител. Ввиду того, что мышиные антитела способны самостоятельно вызывать у людей иммунный ответ, который может снизить их эффективность, антитела мышей зачастую «очеловечивают» методом замены большей части родного антитела (человеческими порциями, насколько это возможно). Этот путь проделывается при помощи генной инженерии. Каждая группа моноклональных антител работает по-своему. Некоторые препараты стимулируют иммунный ответ, разрушающий раковые клетки. Эти моноклональные антитела, равно как и антитела, полученные физиологическим путем работы В-клеток, покрывают поверхность раковой клетки оболочкой, тем самым вызывая разрушение ее иммунной системой. Медициной уже одобрены моноклональные антитела этого типа. Например, ритуксимаб – препарат ориентирован на антиген CD20, обнаруженный в клетках неходжкинской лимфомы, или алемтузумаб, ориентированный на антиген CD52, который был найден в клетках ХЛЛ (хронического лимфолейкоза). Ритуксимаб способен непосредственно являться причиной гибели клеток (апоптоз). Другая группа препаратов моноклональных антител, связываясь с рецепторами находящимися на поверхности клеток иммунной системы, стимулирует противоопухолевый иммунный ответ и уменьшает сигналы, мешающие иммунным клеткам нападать на ткани собственного организма, в число которых входят и раковые клетки. Ипилимумаб, относящийся к группе подобных препаратов, был создан сравнительно недавно в 2011 году для лечения метастатической меланомы. Антитела мешают деятельности белков (VEGF), необходимых для роста раковой опухоли. Например, действие препарата бевацизумаб направлено на эндотелиальный сосудистый фактор роста белка, выделяемого опухолевыми и другими клетками, находящимися в микроокружении опухоли (это способствует разветвлению кровеносных сосудов, питающих злокачественную опухоль). В тот момент, когда бевацизумаб связывается с VEGF, белок теряет способность взаимодействовать с клеточными рецепторами, что предотвращает рост новых кровеносных сосудов. В данном случае целевым выступает EGFR (рецептор эпидермального фактора и роста), а моноклональные антитела трастузумаб настроены на HER-2 (человеческий рецептор эпидермального фактора роста 2). МАТ, связывающиеся с клеточной основой фактора роста рецепторов, мешают рецептору отправлять свои нормальные, вызывающие рост, сигналы. Кроме того они могут активизировать иммунную систему и запускать апоптоз для уничтожения опухолевых клеток. К другой группе противоопухолевых терапевтических моноклональных антител относятся иммуноконъюгаты. Их иногда называют антитела конъюгаты или иммунотоксины – эти препараты объединяют в своем составе: Прикрепляется антитело на поверхности раковой клетки к своему специфическому антигену, и в ту же минуту действующее вещество начинает растворять раковые клетки. Работающие таким образом и утвержденные иммуноконъюгаты – это, прежде всего: Цена на моноклональные антитела по мере роста их производства будет уменьшаться. Однако наука не стоит на месте, а высокими темпами движется вперед. Поэтому сегодня моноклональные антитела являются эффективным средством для борьбы с раком и находят широкое применение в других направлениях медицины. Ввиду важности исследований, проведенных для создания моноклональных препаратов, в работу были вовлечены ведущие фармацевтические компании всего мира. Сегодня МАТ – основное направление разработок по борьбе с раком. Вполне естественно, что цена на препараты сегодня далека для массового использования. Но в перспективе планируется уменьшение себестоимости МАТ, что значительно скажется на понижении цены в розничной торговле. Например, с препаратом ипилимумаб это уже произошло. Препарат Ипилимумаб (его аптечное название Ервой — Yervoy) создан для лечения прогрессирующих стадий рака щитовидной железы, простаты, кожи и некоторых других видов раковых опухолей. Несмотря на то, что на рынке препарат появился совсем недавно (2011 г.), он успел себя проявить как результативное средство в борьбе с поздними стадиями меланомы. Использование препарата (по данным статистики) позволило сократить смертность среди пациентов на 50%. Следует отметить, что меланома в прогрессирующей стадии ранее не поддавалась лечению. Не удивительно, что сегодня стоимость препарата еще очень далека от возможности широкого применения: Поставщик гарантирует своевременную доставку и подтверждение покупки в аптеке Германии всеми документами и сертификатами. Препарат Бевацизумаб (действующее вещество бевацизумаб, аптечное название Авастин) – раствор для инъекций от 17000 руб. МАТ обладает довольно узкой направленностью – метастатический колоректальный рак. Препарат широко использует Московская Глазная Клиника. Ввиду того, что моноклональные антитела успешно применяются для лечения такого «тонкого аппарата» как глаз, результатам клинических испытаний вполне можно доверять и назначать МАТ для избавления от онкологии. Нередко лекарство назначают в комплексе с химиотерапией, основанной на агенте фторпиримидина и его производных. Конечно, для офтальмологических целей препараты готовят с некоторым отличием, поэтому и стоимость глазного Авастина будет другой, чем цена концентрата для инфузивного использовании при лечении онкологических заболеваний. Препарат моноклональных антител Цетуксимаб (другое название Эрбитукс, действующий компонент цетуксимаб). Направленность – злокачественные опухоли головного мозга, лица и шеи. К этим заболеваниям можно добавить рак толстого кишечника и онкологии, имеющие другую локализацию, но непременно вторичный рак. Среди пациентов страдающих ревматоидным артритом данная методика лечения нашла широкое применение. Моноклональные антитела весьма эффективны в тех случаях, где другие препараты не оказали терапевтического действия. В странах Европы на сегодняшний день основным терапевтическим направлением при ревматоидном артрите являются именно моноклональные антитела. Если состояние пациента не улучшается, назначают моноклональные препараты с направленностью к В-лимфоцитам. Терапевтический курс при артрите довольно длительный, так как моноклональные антитела действуют достаточно медленно. Принимается во внимание и тот факт, что диагностировать ревматоидный артрит очень сложно. Поэтому к ревматологу за помощью следует обращаться как можно раньше, при первых симптомах и подозрениях на артрит. Над созданием моноклональных препаратов трудились ученые многих стран. Действие этих лекарств невозможно сопоставить с другими медицинскими препаратами от ревматоидного артрита, существующими на сегодняшний день. Их первостепенная задача – определение конкретного антигена. Все моноклональные лекарства принадлежат к иммуноглобулиновому классу. Они точно выявляют антитела и вызывают на себя иммунную реакцию. Для совершенствования методик лечения ревматоидного артрита фармакологи всего мира постоянно проводят в этой области научные исследования. Уже сегодня на практике введено использование гуманизированных антител – новый вид антител, имеющий отношение к моноклональным, к рецептору интерлейкина-6. Его применение отмечает уменьшение у пациентов симптомов воспалительных процессов в суставах. Эта группа медикаментов останавливает разрушительный процесс, происходящий в суставах при ревматоидном артрите.

Next

Моноклональные антитела препараты при лечении артрита

Медицинские препараты с. Моноклональные антитела. Средняя дозировка при лечении. Его переносимость оказалась вполне удовлетворительной. Ближайшими задачами в исследовании ритуксимаба являются разработка показаний к проведению его повторных курсов и оценка его антидеструктивного действия. Этот препарат заслуживает широкого применения при лечении тяжелых больных РА, рефрактерных к предшествующей терапии, включая блокаторы ФНО-а. Таким образом, применение ритуксимаба для лечения РА не только открыло новое направление в антиревматической биологической терапии, но и расширило представления о патогенезе этого заболевания, подчеркнув важную роль В-клеток. Таким образом, нельзя полностью исключить влияние ритуксимаба на количество или функцию плазматических клеток, несмотря на то, что на них отсутствует антиген CD20. У одной больной с сердечной недостаточностью I стадии после 2-й инфузии наблюдалось усиление одышки и болей в области сердца. В то же время уровень Ig G к 16-й неделе достоверно снизился. По-видимому, снижение их уровня само по себе еще не является достаточным условием для развития клинического улучшения при РА. В основном регистрировались только инфузионные реакции в виде отека лица и заложенности носа у одного пациента, парестезий верхних дыхательных путей у 2 больных, гиперемии и зуда ушных раковин у 2, гриппоподобного синдрома у 2 пациентов. Содержание Ig A и показателей периферической крови (диаграмма 10) не претерпело изменений. Относительно медленное и постепенное развитие клинического улучшения при назначении ритуксимаба соответствует гипотезе о том, что основным механизмом лечебного действия этого препарата является торможение антиген-представляющей функции В-клеток. Оценка эффективности терапии по критериям EULAR через 8 (n=34), 16 (n=14) и 24 (n=8) недели (%) Обращает внимание, что эффект терапии не обнаружил параллелизма с выраженностью снижения уровня В-клеток. Это обстоятельство в некоторой степени подтверждает предположение о более выраженном разрушении ритуксимабом В-клеток, продуцирующих аутоантитела. Так, по критерию DAS28 хороший и удовлетворительный результаты через 8 недель регистрировались у 62% больных, через 16 недель - у 86%, а через 24 недели - 100% (диаграмма 11). Затем они продолжали неуклонно снижаться в течение дальнейшего периода наблюдения и достигли очень низких величин к 24-й неделе (диаграмма 5). Особенно следует отметить значительное и сравнительно быстрое уменьшение титра РФ (диаграмма 8), несмотря на отсутствие достоверного снижения уровня Ig М (диаграмма 9), к которому относится стандартно определяемый РФ. Динамика показателей периферической крови При индивидуальной оценке эффективности терапии было отмечено постепенное нарастание положительных результатов. Пять пациентов получили 2 инфузии ритуксимаба по 500 мг каждая. Назначение ритуксимаба привело к резкому падению уровня В-клеток в периферической крови у всех больных, которым оценивался данный показатель, до очень низкого уровня, близкого к нулю; в препаратах определялись лишь единичные клетки (диаграмма 4). Эти показатели достоверно снизились уже к 8-й неделе. Перед каждым введением проводилась премедикация - 100 мг метилпреднизолона внутривенно капельно. Клиническая характеристика больных представлена в таблице 1. Большинству пациентов (37) ритуксимаб вводился по классической схеме: 2 внутривенных инфузии по 1000 мг с интервалом 2 недели. У 35 пациентов (83%) отмечались системные проявления (диаграмма 2). Отдельно учитывались также уровень В-клеток (СD19 ), РФ, С-реактивного белка (СРБ), иммуноглобулинов (Ig) M, A и G, стандартные гематологические показатели. Функциональная недостаточность суставов I степени была у 2 больных, II - у 35 и III - у 5. В качестве основного показателя лечебного эффекта ритуксимаба была избрана динамика показателя DAS28. II рентгенологическая стадия РА диагностирована у 15 пациентов, III - у 24 и IV - у 3. Одной больной с ранним РА ритуксимаб был назначен в качестве первого базисного препарата с целью возможно более быстрого достижения ремиссии. Серопозитивных по ревматоидному фактору (РФ) было 39 больных (93%). Предшествующая терапия Конкретными показаниями к назначению ритуксимаба были: неэффективность инфликсимаба у 4 пациентов, его непереносимость у 6, неэффективность предшествующей традиционной базисной терапии у 25 (в том числе двумя и более базисными препаратами, включая метот-рексат, у 22), непереносимость предшествующей базисной терапии у 5, высокая лабораторная активность у 1. Среди них было 38 женщин и 4 мужчины; средний возраст составил 50,1±10,4 лет, средняя длительность заболевания -8,5±6,2 лет. Мы полагаем, что наш опыт окажется полезным для ревматологов, которым предстоит работать с этим препаратом. К настоящему времени один полный курс лечения ритуксимабом (2 инфузии) получили 42 больных РА (социальный статус больных представлен на диаграмме 1). С сентября 2006 года ритуксимаб разрешен для лечения РА в России, и в апреле 2007 года был создан Российский регистр больных РА, получающих этот препарат. У больных РА с сопутствующей В-клеточной лимфомой (в том числе в прошлом) ритуксимаб является препаратом выбора. Таким образом, признается, что ритуксимаб может быть первым среди биологических препаратов, назначаемых больному РА. Проведенные исследования показали высокую эффективность и хорошую переносимость ритуксимаба у больных с тяжелым РА, у которых предшествующая терапия МТХ и блокаторами ФНО оказалась неэффективной. указывается, что целесообразность назначения ритуксимаба может рассматриваться не только после неэфективности предшествующего лечения блокаторами ФНО-α, но и при наличии противопоказаний к этим средствам. Введение препарата ритуксимаб, применяемого в течение 10 лет для лечения лимфом, приводит к быстрому и глубокому (почти до нуля) падению числа В-клеток в периферической крови, длящемуся до 6 месяцев и более. Ритуксимаб представляет собой химерное моноклональное антитело к молекуле СD20, находящейся на поверхности пре-В-клеток и зрелых В-клеток, но отсутствующей на стволовых клетках и на продуцентах антител - плазматических клетках. Важная роль В-клеток в развитии ревматоидного процесса подтверждается также лечебным эффектом анти-В-клеточного препарата ритуксимаб при РА. В результате Т-клетки активируются и продуцируют провоспалительные цитокины. Однако, за последние годы выяснено, что В-клетки могут участвовать в патогенезе РА не только как продуценты аутоантител (в частности, ревматоидного фактора - РФ), но и как антиген-презентирующие клетки - представляя артритогенный аутоантиген Т-клеткам. Якушин Предварительные результаты Российского регистра Патология Т-клеточных иммунных реакций в течение нескольких десятилетий считается основной в развитии РА.

Next

Моноклональные антитела препараты при лечении артрита

Во второй части обзора «МедНовостей» — моноклональные антитела. при пересадке. Ревматоидный артрит (РА) – наиболее распространенное аутоиммунное ревматическое заболевание, которым во всем мире страдают более 21 млн человек. Это системное воспалительное заболевание, при котором поражаются преимущественно периферические суставы. У 55-70% больных РА имеет неуклонно прогрессирующее течение, что приводит к быстрому разрушению суставов, утрате трудоспособности и уменьшению продолжительности жизни. В конце XX века в лечении РА был достигнут существенный прогресс главным образом благодаря трем факторам: появлению нового высокоэффективного базисного препарата – лефлуномида, который вместе с метотрексатом (МТ) стал золотым стандартом фармакотерапии РА; внедрению стратегии раннего агрессивного лечения, предусматривающей назначение в первые месяцы заболевания эффективных базисных средств в сочетании с низкими дозами глюкокортикоидов (ГК) и жесткий контроль результата терапии с быстрой заменой, при необходимости – базисных препаратов; применению комбинированной базисной терапии. Тем не менее в целом результаты лечения РА до недавнего времени не внушали оптимизма. Так, монотерапия ни одним из базисных препаратов не позволяла добиться регресса симптоматики РА на 50% (критерий ACR50) хотя бы у половины больных (рис. По самым оптимистичным оценкам, ремиссии через 2 года удавалось добиться не более чем у трети больных, а через 5 лет она сохранялась лишь у 12-17% пациентов. Таким образом, у значительной части больных не удавалось добиться приемлемого результата, что требовало разработки новых фармакотерапевтических подходов. Эволюция методов лечения РА неразрывно связана с развитием представлений о патогенезе заболевания. Открытие аутоантител и идентификация ревматоидного фактора (РФ) более 50 лет тому назад стали ключевым аргументом в пользу того, что В-лимфоциты играют важнейшую роль в патофизиологии аутоиммунных ревматических заболеваний, включая РА, системную красную волчанку (СКВ), гранулематоз Вегенера. Мнение о существенном вкладе В-клеток в патофизиологию РА еще более укрепилось спустя 20 лет, когда были доказаны факты поликлональной активации этих клеток и присутствия РФ и иммунных комплексов в суставе. Однако с тех пор значение аутоантител при РА осталось окончательно не выясненным. После безуспешных попыток повлиять на течение системных ревматических заболеваний путем элиминации аутоантител с помощью плазмафереза или абсорбции интерес ученых переместился к Т-клеткам, чему способствовало обнаружение Т-лимфоцитов в синовиальной ткани и установление связи между РА и носительством HLA-DR4. В итоге в течение последних двух десятилетий РА рассматривался главным образом как T-клеточно-опосредованное заболевание. Стала устоявшейся точка зрения, что после презентации гипотетического антигена Т-лимфоцитам (CD4 ) сенсибилизированные Т-клетки путем прямых межклеточных взаимодействий и выработки цитокинов активируют макрофаги, фибробласты, которые в свою очередь продуцируют провоспалительные цитокины. Считается, что именно цитокины ответственны за инфильтрацию мононуклеарными клетками синовиальной оболочки, ее гиперплазию и фиброз, разрушение хряща и резорбцию кости. Исходя именно из таких позиций намечались новые цели для патогенетической терапии. Большим достижением последнего десятилетия стало создание и внедрение в практику лечения РА так называемых биологических агентов – медицинских препаратов, получаемых методами генной инженерии, мишенями для которых являются ключевые провоспалительные цитокины, их рецепторы и иммунокомпетентные клетки. Важным достоинством иммунобиологических агентов является их безопасность при введении человеку и высокая специфичность, обеспечивающая селективность влияния на конкретные звенья иммунопатогенеза при минимальном воздействии на нормальные механизмы функционирования иммунной системы. Последнее чрезвычайно важно с точки зрения значительного снижения риска генерализованной иммуносупрессии, типичной для цитотоксических базисных препаратов и ГК. В настоящее время в мире достаточно широко применяются следующие препараты этого ряда: · группа ингибиторов ФНО-a: – инфликсимаб – химерные моноклональные антитела к ФНО-a, состоящие из непосредственно связывающегося с ФНО-a мышиного компонента и фрагмента человеческого Ig G; – этанерцепт – рекомбинантные растворимые рецепторы ФНО-a; – адалимумаб – полностью человеческие рекомбинантные моноклональные антитела к ФНО-a; · анакинра – рекомбинантный человеческий антагонист рецепторов ИЛ-1; · тоцилизумаб – гуманизированные моноклональные антитела к рецептору ИЛ-6; · абатацепт (соединение внеклеточной части экспрессирующейся на поверхности активированного Т-лимфоцита молекулы CTLA4 с Fc-фрагментом Ig G) – препарат, блокирующий взаимодействие антигенпрезентирующих клеток (их молекул CD80 и CD86) с Т-лимфоцитами (молекулами CD28); · ритуксимаб – химерные моноклональные антитела (фрагменты мышиного анти-CD20 антитела, соединенные с фрагментом человеческого Ig G), которые селективно связывают и удаляют В-клетки, имеющие на своей поверхности антиген CD20. Первыми в ревматологической практике стали использоваться ингибиторы ФНО-a, в частности – инфликсимаб, и, соответственно, накоплен наибольший опыт их применения. По данным на 2008 г., лечение инфликсимабом во всем мире получали более 1 млн больных, этанерцептом – около 500 тыс., адалимумабом – около 200 тыс. Инфликсимаб с высокой специфичностью блокирует как циркулирующий, так и фиксированный на клеточных мембранах ФНО-a. Образуя стабильные комплексы с ФНО-a, препарат не только эффективно подавляет биологическую активность этого цитокина, но и комплементзависимым путем или за счет антитело-зависимой клеточно-опосредованной цитотоксичности индуцирует лизис клеток, продуцирующих ФНО-a. В результате применения инфликсимаба происходит подавление продукции цитокинов и хемокинов в суставах (ФНО-a, ИЛ-1, ИЛ-6 и др.), снижение в сыворотке уровня ИЛ-1, ИЛ-6, фактора роста эндотелия сосудов, хемокинов, белков острой фазы и РФ, снижение количества нейтрофилов в суставах, восстанавливается Т-клеточный иммунный ответ, ингибируется ангиогенез и предотвращается разрушение кости и хряща. В многочисленных клинических исследованиях продемонстрирована способность инфликсимаба и других анти-ФНО-a агентов оказывать выраженный положительный клинический эффект и замедлять рентгенологическое прогрессирование РА. Согласно существующим рекомендациям по применению этой группы препаратов 2006 и 2008 гг. антагонисты ФНО-a рекомендуется использовать для лечения РА, сохраняющего активность, несмотря на адекватные попытки терапии другими базисными препаратами, чаще всего – МТ. Антагонисты ФНО-a с успехом могут применяться совместно с другими базисными препаратами, включая сульфасалазин, лефлуномид и др. Эти препараты эффективны также у больных, не получавших ранее МТ, однако комбинация антагонистов ФНО-a и МТ позволяет получить лучшие клинические и рентгенологические результаты. Достаточно убедительно это было продемонстрировано в исследовании PREMIER, согласно результатам которого при монотерапии адалимумабом и МТ клиническая ремиссия достигалась с одинаковой частотой, в то время как при совместном применении этих препаратов ремиссию наблюдали в 2 раза чаще (рис. Еще более впечатляющими были различия относительно динамики рентгенологических изменений: после 2-летней терапии прирост рентгенологического счета по Шарпу при совместном применении адалимумаба и МТ был почти в 3 раза меньшим по сравнению с лечением только адалимумабом и в 5,5 раза меньшим в сравнении с монотерапией МТ. При этом различия между группами становились достоверными очень рано – уже через 6 мес (рис. Сходные данные, подтверждающие высокую эффективность именно комбинации биологического агента с МТ, были получены и в другом исследовании – ATTRACT (Anti-TNF Trial in Rheumatoid Arthritis with Concomitant Therapy), в котором оценивалась эффективность разных доз инфликсимаба в комбинации с МТ по сравнению с лечением только МТ (рис. Как видно из рисунка, прогрессирование рентгенологических изменений отмечалось только среди получавших МТ, а при комбинированной терапии нарастания суставной деструкции не наблюдалось совсем, причем независимо от клинического эффекта. Это было первое доказательство, обосновывающее раннее назначение ингибиторов ФНО-a с целью как можно более раннего предотвращения деструкции суставов и сохранения функции. В дальнейшем этот тезис был неоднократно подтвержден и развит, в том числе в исследованиях ASPIRE и Be St. Кроме высокой эффективности инфликсимаба как при раннем, так и при позднем РА в исследовании ASPIRE было также показано, что влияние препарата на замедление рентгенологического прогрессирования РА тем больше, чем выше исходная лабораторная активность (рис. Наиболее убедительные доказательства целесообразности раннего назначения комбинации инфликсимаба с МТ представили результаты исследования Be St. Было показано, что именно в группе больных с ранним РА, где изначально применялась указанная комбинация, реже приходилось изменять стартовую терапию, чаще всего (у 19% больных) в течение нескольких лет сохранялась ремиссия после полной отмены всех препаратов и наблюдалось наименьшее рентгенологическое прогрессирование (даже после отмены базисных препаратов) по сравнению с группами больных с последовательной монотерапией, пошаговой комбинированной терапией базисными препаратами и изначально комбинированной базисной терапией (без инфликсимаба) с ГК. В этих 3 группах сравнения инфликсимаб назначался позднее, на 4-6-м этапе изменения базисной терапии в случае ее недостаточной эффективности. Следует подчеркнуть уникальную особенность дизайна этого исследования: в случае, если ремиссия длилась больше 6 мес, лечение прекращали. В результате было продемонстрировано, что в группе больных, изначально получавших комбинацию инфликсимаба с МТ, после 2 лет лечения почти у каждого пятого пациента удалось полностью прекратить лечение и в течение последующих 3 лет не только сохранялась клинико-лабораторная ремиссия, но и отсутствовало рентгенологическое прогрессирование заболевания. Иными словами, если лечение инфликсимабом начинать сразу, в первые месяцы заболевания, вполне реальной становится перспектива длительной безлекарственной ремиссии или излечения от РА. Согласно результатам исследования Be St у больных, которым инфликсимаб назначается изначально, шансы прекратить биологическую терапию в 2,6 раза выше по сравнению с больными с отсроченной терапией инфликсимабом. Блокаторы ФНО-a у ряда больных могут быть использованы и как первые базисные препараты. Наиболее подходящими кандидатами для получения наилучшего результата от раннего и интенсивного лечения являются больные с быстро прогрессирующим, агрессивным РА. К критериям идентификации больных с быстро прогрессирующим РА относятся: молодой возраст в дебюте РА, і4 опухших суставов, повышение DAS і4,21, выявление эрозий на рентгенограммах или МРТ, повышенный уровень СРБ (і6 мг/л), повышенная СОЭ (і28 мм/ч). Применение адалимумаба и этанерцепта разрешено в качестве монотерапии при РА, в то же время инфликсимаб рекомендован для использования только в сочетании с МТ. Вместе с тем обсервационные исследования показывают, что и инфликсимаб иногда может применяться в качестве монотерапии. Не существует доказательств большей эффективности и, соответственно, целесообразности первоочередности применения какого-либо антагониста ФНО-a по сравнению с другими, хотя прямых сравнений препаратов в рандомизированных клинических исследованиях не проводили. Если на протяжении 3 мес такое улучшение наблюдается, лечение продолжают, если его нет – последующие введения нецелесообразны. Дополнительный эффект может дать повышение дозы или сокращение интервала между введениями. Антагонисты ФНО-a замедляют рентгенологическое прогрессирование РА, однако при отсутствии клинического ответа сами по себе рентгенологические данные не могут быть основанием для принятия клинического решения. Однако даже при использовании таких высокотехнологичных и патогенетически обоснованных средств, как ингибиторы ФНО-a, все еще остается большое число пациентов с недостаточным ответом на лечение (не менее 30%), с проявлениями токсичности или имеющих противопоказания к этим препаратам. При тяжелом течении РА существенный клинический ответ достигается лишь у трети больных, а ремиссия – у 20%. Одной из причин развивающейся у части больных вторичной неэффективности инфликсимаба и поздних аллергических реакций может быть синтез антител к мышиному фрагменту молекулы препарата (человеческие антихимерные антитела – НАСА). Кроме того, следует учитывать, что лечение ингибиторами ФНО-a может сопровождаться развитием инфекционных осложнений, в первую очередь туберкулеза. FDA США приняло решение обязать фирмы-изготовители внести в аннотации к препаратам – блокаторам ФНО-a предупреждение о возможности развития оппортунистических грибковых инфекций – гистоплазмоза и других инвазивных грибковых инфекций. Недостаточная эффективность ингибиторов ФНО-a может свидетельствовать о том, что у ряда больных доминируют другие, не учитываемые при таких подходах к фармакотерапии механизмы ревматоидного воспаления. Весьма перспективным новым иммунобиологическим препаратом, который может рассматриваться как альтернатива ингибиторам ФНО-a, является тоцилизумаб. Связываясь с мембранной и растворимой формами рецепторов ИЛ-6, препарат блокирует взаимодействие ИЛ-6 с его рецепторами и опосредованный ими путь передачи сигнала и активации генов. Как известно, спектр биологических эффектов ИЛ-6 весьма широк и включает индукцию синтеза гепатоцитами СРБ, других острофазовых белков и гепсидина (фактора, в значительной мере ответственного за развитие анемии), активацию Т-клеток, стимуляцию В-клеток, приводящую к синтезу аутоантител (включая РФ) и гипер-гамма-глобулинемии, активацию остеокластов, что влечет за собой резорбцию кости, стимуляцию продукции синовиоцитами сосудистого эндотелиального фактора роста – важной составляющей формирования паннуса. Блокада этих эффектов способна существенно повлиять на внутрисуставные и системные патогенетические механизмы РА. Действительно, в контролируемых клинических исследованиях показано, что как в качестве монотерапии, так и в комбинации с МТ и другими базисными препаратами тоцилизумаб оказывал выраженный клинический и лабораторный эффект у больных с активным РА, особенно в дозе 8 мг/кг (вводится внутривенно каждые 4 нед). При этом обращают на себя внимание высокие показатели ответа на лечение по критериям ACR20 (до 80-90% больных), ACR50 (до 50-70%) и ACR70 (до 37-48%), особенно при раннем РА. При этом по критерию DAS28 ремиссии удавалось достичь у 30-59% больных. В исследовании SAMURAI (Study of Active controlled Monotherapy Used for Rheumatoid Arthritis, an IL-6 inhibitor) доказано также, что тоцилизумаб, используемый в качестве монотерапии, достоверно более выраженно по сравнению с традиционными базисными препаратами замедлял рентгенологическое прогрессирование РА (в 2,7 раза по общему счету Шарпа). Особый интерес представляют недавно опубликованные результаты исследования, в котором изучалась эффективность тоцилизумаба у больных с неадекватным ответом на ингибиторы ФНО-a. По критерию ACR20 на лечение тоцилизумабом МТ ответили 50% этих больных, а ремиссии по критерию DAS28 достигли 30% больных (по сравнению с 10,1 и 1,6% соответственно у больных, принимавших только МТ). Низкая активность РА (DAS28 Громадська організація «Всеукраїнське об’єднання захисту медичних працівників» На запитання читачів відповідає юрист громадської організації «Всеукраїнське об’єднання захис­ту медичних працівників» (ГО «ВОЗМП») Лілія ­Секелик. Відповідно до Порядку взаємодії між органами та підрозділами Національної поліції, закладами охорони здоров’я та органами прокуратури України при встановленні факту смерті людини (наказ № 807/1193/279 від р.), у разі смерті людини за місцем її проживання без ознак насильницької смерті або підозри на таку на місце події виїжджає лікар, який констатує факт смерті. Нове в застосуванні торасеміду в лікуванні гострої та хронічної серцевої недостатності Торасемід – сучасний петльовий діуретик, головними сферами застосування якого є артеріальна гіпертензія та серцева недостатність (СН). Порівняно з іншими препаратами групи, зокрема з фуросемідом, торасемід має важливі фармакокінетичні та фармакодинамічні переваги (краща біодступність, триваліша дія, антиальдостероновий та антифібротичний ефекти тощо). Качественная медицинская помощь таким пациентам (с острыми и с хроническими нарушениями мозгового кровообращения – ХНМК) должна быть основана на эффективной фармакотерапии.... Хронологическая отдаленность нередко отчетливо контурирует актуальность современности. У багатьох дослідженнях було продемонстровано, що призначення торасеміду замість фуросеміду може підвищувати виживаність і зменшувати потребу в госпіталізації в пацієнтів із СН. Фармакологическая цитопротекция в условиях гипоксии Цереброваскулярная патология (ЦВП) и нарушения мозгового кровообращения – основные причины заболеваемости и смертности в развитых странах. Так, в нашей стране смертность по причине данного патологического состояния в 2015 г. Именно в таких взаимосвязях воспринимается создание в это историческое время первого становления украинской государственности, особенного в дни гетманата, первого народного украинского университета, а в его составе и медицинского факультета....

Next

Моноклональные антитела препараты при лечении артрита

Моноклональные антитела это препараты. Моноклональные антитела. при Т клеточных. Вопросом о том, как и чем необходимо лечить ревматоидный артрит, задается каждый человек, которому пришлось столкнуться с этим непростым заболеванием. При данном заболевании, как правило, наблюдается смешанная симптоматика, поэтому во избежание серьезных последствий о правильном лечении нужно задуматься как можно скорее. Эти лекарства способны значительно облегчить пациенту жизнь, но с их помощью не удастся вылечить артрит. Вместе с этим препараты способны помочь, когда диагностируется паннус - ткань, состоящая из лимфоцитов и разросшихся сосудов. Она растет достаточно быстро, вызывая деструкцию (разрушение) хряща. При отказе от приема лекарств заболевание постепенно возвращается. Именно поэтому принимать их следует одновременно с базисными препаратами, но обо всем по порядку. Лечение этими препаратами должно начинаться с наименее токсичных средств, которые обладают свойством быстрого всасывания и выведения из организма. К их числу относят: Крайне эффективны в лечении ревматоидного артрита. Их преимуществом является меньшее количество побочных явлений по сравнению с предыдущей группой препаратов. Их разрешается принимать как короткий, так и длительный период времени. К препаратам этого ряда относят: При ревматоидном артрите использование этих лекарственных средств позволяет очень быстро купировать боль и улучшить общее состояние больного, но список побочных эффектов, которые они могут оказать на организм пациента, достаточно велик. Одним из наиболее действенных препаратов противовоспалительного действия также можно назвать лекарство мабтера. Выпускается в виде инфузий, поэтому его применение в обязательном порядке должен контролировать врач или медсестра. Базисные препараты – это медленнодействующие средства, лекарства "второй линии". Они дают возможность лечить, воздействуя на первопричину заболевания. Препараты предотвращают (в легких случаях замедляют) разрушение суставов, однако их нельзя считать противовоспалительными средствами. В современной базисной терапии активно применяют следующие препараты: цитостатики, антималярийные лекарства, сульфаниламиды, пеницилламин. К этой группе препаратов относятся: арава, циклоспорин, ремикейд, циклофосфан, азатиоприн метотрексат. Большинство ревматологов считает их лучшим вариантом базисной терапии, они могут помочь не только при ревматоидном, но и при псориатическом артрите. Метотрексат при ревматоидном артрите можно назвать одним из самых сильнодействующих препаратов. Если же нужного эффекта добиться не удается, то врач может назначить моноклональные антитела, которые обладают схожим действием. Также препарат отлично сочетается с фолиевой кислотой. При ее применении организм вырабатывает больше эритроцитов, что поможет уменьшить боль и несколько снизить воспаление без побочных эффектов. Использовать метотрексат можно как в виде таблеток, так и инъекций – ставить внутривенные уколы. В целом лекарства этой группы влияют на клетки биохимических веществ, агрессивно воздействующих на организм пациента, и подавляют их активность. Препараты действуют медленно и не очень эффективно, однако они отлично переносятся организмом и могут назначаться в тех случаях, когда диагностируется индивидуальная непереносимость к компонентам иных лекарственных средств. К данной группе относятся сульфасалазин и салазопиридазин. Принцип действия похож на антималярийные средства, при этом присутствует небольшое количество побочных эффектов. Достаточно сильное и вместе с этим токсичное лекарственное средство, позволяющее лечить артрит лишь в тех случаях, когда другие препараты не помогают или не переносятся организмом пациента. Ранее для лечения ревматоидного артрита применялись препараты золота, однако от них медики постепенно отказываются. Дело в том, что количество и качество побочных эффектов оказалось слишком большим и сильным ("золотая" нефропатия или дерматит). Тем не менее их иногда назначают, особенно в самом начале развития заболевания, так как при этом риск возникновения побочных эффектов еще низок. Методы народной медицины издревле считаются весьма эффективными при лечении самых разных заболеваний, ревматоидный артрит здесь не исключение. В этом случае народные рецепты пользуются преимуществом, так как в большинстве случаев их можно изготовить при помощи подручных средств в домашних условиях. При лечении данного вида артрита эффективными способами являются различные растирки и компрессы. Подобные рецепты могут состоять из листьев и кореньев таких растений, как фиалка, крапива, красный клевер, сабельник, береза, а также из горчичного порошка и парафина и других фитопрепаратов. Рецепты рецептами, но важно помнить, что народные средства могут служить лишь вспомогательным орудием борьбы с недугом. Медикаментозного лечения они никак не смогут заменить, они лишь способны усилить эффект от химических препаратов. При этом прием того или иного настоя в обязательном порядке необходимо обсудить с лечащим врачом, который поможет выбрать наиболее лучший отвар в каждом конкретном случае. Вполне возможно, что описанные выше препараты в сочетании с каким-либо компонентом настоев могут вызвать аллергическую реакцию. Стоит быть бдительным и не проявлять чрезмерной самостоятельности. Отдельное внимание заслуживает АСД при ревматоидном артрите, так как антисептик Дорогова (именно так расшифровывается название), обладает отличными противовоспалительными и заживляющими свойствами. Подобные процедуры и лечебный массаж, при котором используется какая-либо мазь, помогают лечить ревматоидный артрит и усиливать эффект от принятия лекарственных препаратов. Они укрепляют мышечные ткани, уменьшают воспаление и улучшают кровообращение. Наиболее распространенные и используемые процедуры – это фонофорез, озокерит или амплипульс. Важно помнить, что такая физиотерапия противопоказана, если диагностирована острая форма ревматоидного артрита. В таком случае оптимальным вариантом будет систематическая лечебная гимнастика. При проведении физиотерапевтических процедур и массажа вообще важна регулярность и строгий контроль со стороны врача, так как это поможет закрепить достигнутый от каждого сеанса эффект. Осуществлять самостоятельное лечение различными антибиотиками без надзора врача – значит усугубить положение и затруднить специалисту назначение необходимых препаратов. Даже всеми любимый аспирин лучше не принимать без консультации с лечащим врачом.

Next

Лечение ревматоидного артрита в Израиле Ассута

Моноклональные антитела препараты при лечении артрита

Перспективный метод лечения ревматоидного артрита иммунотерапия. В Израильских научных центрах ведутся активные разработки с целью поиска новых лекарственных препаратов для лечения ревматоидного артрита. Большие надежды возлагаются на применение моноклональных антител.

Next

Моноклональные антитела. Что это такое и для чего

Моноклональные антитела препараты при лечении артрита

Моноклональные антитела. моноклональные тела. При их. антитела". Препараты.

Next